Реформирование копирайта в ЕС: Вариант 3

Обзор последствий варианта 3a

Территориальность и абсолютные территориальные ограничения в лицензионных соглашениях

Законодательно закрепленный механизм, запрещающий использование абсолютных территориальных ограничений в определенных лицензионных соглашениях, мог бы быть важным шагом, достижение которого возможно в среднесрочной перспективе, на пути формирования Единого Цифрового Рынка, в особенности в тех секторах, где соглашения с исключительной территориальной эксклюзивностью общеприняты (например, в аудиовизуальном секторе). С одной стороны, подобный механизм являлся бы ограничением свободы ведения предпринимательской деятельности и права собственности лицензиара, с другой стороны, он нашел бы себе оправдание при условии, что он тщательно продуман, его адекватность и пропорциональность гарантированы, принимая во внимание основополагающую свободу предоставления и получения услуг минуя границы. Этот вариант допустил бы трансграничную конкуренцию между дистрибьюторами, которые смогли бы выйти на новые рынки  посредством пассивных продаж. В отличие от национальных операторов, у крупных компаний с трансграничной сетью будет больше преимуществ, благодаря возможности увеличения трансграничного доступа к контенту. Увеличивающаяся конкуренция заставила бы дистрибьюторов пересмотреть не только их предложения, но и ценовую политику, а в среднесрочной перспективе оказала бы существенное влияние на структуру рынка.

Отсутствие у правообладателей возможности гарантировать дистрибьюторам абсолютную территориальную эксклюзивность может сократить лицензионные платежи. Это могло бы быть частично компенсировано тем, что некоторые дистрибьюторы смогут увеличить свою базу потребителей, а значит, будут платить более высокие лицензионные платежи. Благодаря возможности пассивных продаж, правообладатели фактически не смогут дифференцировать цены между национальными рынками. Этот вариант также может существенно повлиять на финансирование и производство аудиовизуального контента, а также на культурное разнообразие. Если уровень цен должен быть везде одинаков, то потребители территорий с высокими ценами могут извлечь выгоду от приведения уровня цен к единому знаменателю, обусловленному трансграничной конкуренцией, в то время как потребители территорий с низкими ценами будут вынуждены платить более высокую цену по сравнению с той, что была бы при варианте status quo.

Наступление этих последствий может быть не столь заметным в случае услуг или контента поставляемых для местных аудиторий и/или предоставляемых на том языке, который не используется часто за пределами определенного государства-участника, поскольку требование фактического трансграничного доступа, вероятно, будет более ограниченным. Эти последствия будут более значительными в случае сервисов, поставляемых на широко используемых языках или предоставляющих контент, для восприятия которого языковой барьер не играет решающей роли (например, музыка).

Права в онлайн передачах

Применение принципа исчерпания прав в онлайн среде ко всем сервисам “скачивай и владей”, могло бы иметь следующие последствия. Доходы правообладателей значительно снизились бы из-за возникновения вторичного рынка идеальных цифровых копий. При отсутствии эффективно применяемых мер технической защиты, реселлеры могли бы злоупотреблять принципом исчерпания прав, незаконно сохраняя копии перепродаваемого произведения. Это в свою очередь может оказать непредсказуемый эффект на правообладателей, имеющих влияние на круговорот инвестиций. Теоретически, правообладатели могли бы увеличить цену при первой продажи до определенного уровня. Вот только вряд ли потребители смогут легко принять такие условия. У дистрибьюторов было бы меньше стимулов к инновациям относительно определенных аспектов их сервисов; тем не менее, открытие онлайн магазинов “секонд-хенд” стало бы возможным и потребители смогли бы извлечь выгоду от низких цен. Во-первых, потому что у них появилась бы возможность легально приобретать вторичные копии и, во-вторых, потому что существование рынка “секонд-хенд” оказало бы давление на политику ценообразования при первичной продаже. Также, у них была бы возможность распоряжаться цифровым контентом, приобретенным онлайн (например, передача контента правопреемникам или его дарение).

Если просмотр интернета и/или создание ссылок требует полномочия от правообладателей, то введение обязательного исключения для подобный действий являлось бы гарантией того, что ни ссылки к защищенному законом контенту, ни просмотр интернета в браузере не нарушали бы копирайта.

Результатом создания “комплекта прав” явилась бы переоценка стоимости среди правообладателей. Например, авторы музыкальных произведений, формирующих англо-американский репертуар, обычно передают свое право на воспроизведение музыкальным издателям и предоставляют обществу по коллективному управлению правами полномочие собирать деньги за осуществление права сообщать произведение публике и за осуществление права доведения до всеобщего сведения. Создание “комплекта прав” положит конец дальнейшей практике разделения прав. Автору придется решать и делать выбор, кому предоставлять оба этих права – либо издателю, либо обществу по коллективному управлению правами. На данной стадии не ясно, будет ли благоприятным, например, для обществ по коллективному управлению правами или для издателей, создание “комплекта прав”, поэтому достаточно сложно оценить последствия подобного нововведения при распространении благосостояния в цепочке ценностей.