Может ли интервью являться оригинальным авторским произведением?

54 беженца из Южного Судана убежали от геноцида во время второй гражданской войны в Судане и стали резидентами штата Джорджия. Когда вследствие регулярных рейдов ополчения стало возможным предсказывать его тактику, истцам и другим жителям было дано указание покинуть свои деревни при первом признаке нашествия. Истцы вместе с другими жителями месяцами скитались по дикой местности, прежде чем достичь лагеря для беженцев в Эфиопии и Кении, пройдя через много судов и испытаний, зачастую уникальных для каждого из истцов. Истцам и тысячам других было предоставлено убежище и место жительства в США, и истцы обосновались в окрестностях Атланты, Джорджии. В качестве их усилий оказать помощь Южному Судану, истцы создали свой фонд для потерянных юношей и девушек Южного Судана (Фонд). В 2002 некоторые из истцов встретили Роберта “Бобби” Ньюмауера (Robert “Bobby” Newmyer), кинопродюсера и партнера компании ответчиков Outlaw Productions. Когда истцы рассказали Ньюмауеру о том, что им пришлось пережить до приезда в США, продюсер выразил интерес в будущей экранизации их историй и согласился приехать в Атланту, чтобы встретиться с ними. Ньюмауер и Outlaw наняли Нейгла (Nagle), сценариста, чтобы он сделал рукопись сценария, содержащего “настоящие, личные и эмоциональные детали” историй истцов “иным образом недоступные широкой общественности”.

В 2003 Нейгл и Ньюмауер приехали в Атланту для проведения интервью с несколькими из истцов для того, чтобы обеспечить Нейгла историями, фактами и другими материалами, а также, чтобы у него сложилась общая картина для написания сценария. Прежде чем давать интервью (Интервью) и рассказывать обо всех пережитых испытаниях, о том, как убегали от войны и добирались до США, истцы поинтересовались о причитающемся им за это вознаграждении за поддержку в написании сценария. Посовещавшись, Ньюмауер и Нейгл объяснили, что до тех пор, пока все детали производства фильма на основании еще ненаписанного сценария не определены, достичь соглашения относительно компенсации с производства фильма не представлялось возможным. Тем не менее, в обмен на участие в Интервью Ньюмауер и Нейгл устно предложили истцам вознаграждение в размере 50.000$ “сразу”. Таким образом, Нейгл и Outlaw, посредством Ньюмауера, вместе с истцами стали партнерами на условиях следующего предложения: 1) создать сценарий на основании личного вклада истцов, их повествований в Интервью о пережитом опыте, и на основании личного вклада Нейгла, обобщающего их пережитый опыт в оригинальный сценарий (Сценарий); и 2) попытаться продать студии или кинопроизводителю сценарий для производства фильма по Сценарию. Истцы приняли условия партнерства и дали Интервью. Интервью были записаны и либо у Ньюмауера, либо у Нейгла, либо у них обоих остались все записи. Для написания Сценария Нейгл использовал не только получившийся из Интервью материал, но и беседовал впоследствии с некоторыми из истцов. Оригинальный Сценарий получил название “Ложь во спасение” (The Good Lie).

В течение последующих нескольких лет права на сценарий были проданы много раз. Компании-ответчики вместе с Нейглом переработали сценарий и начали съемки фильма “Ложь во спасение” в Атланте в 2013 году. Никто из ответчиков не связался с истцами с целью обсудить их вознаграждение или получить их согласие на производство фильма, прежде чем начать его снимать. Вскоре после этого истцы сами связались с режиссером фильма Филиппом Фалардо (Philippe Falardeau) и с продюсерами из Black Label Media и Imagine Entertainment, Молли Смит (Molly Smith) и Карен Шервуд (Karen Sherwood). Смит и Шервуд подтвердили, что сценарий для фильма “Ложь во спасение” является переработанной версией Сценария, написанного на основании интервью истцов. Смит согласилась с истцами, что их жизненные истории были использованы в Сценарии и что им за это должна причитаться компенсация. Спустя какое-то время после этого переговоры были прерваны, и советник некоторых компаний-ответчиков опроверг наличие обязательства выплаты компенсации истцам за их вклад в создание Сценария, а также опроверг признание Смит в том, что в Сценарии использовались жизненные истории истцов. Тогда истцы передали Фонду все их права на интеллектуальную собственность в их соответствующих жизненных историях и все их притязания по отношению к ответчикам.

Затем истцы подали в суд. Ответчики настаивали на том, что истцы не могут подать в суд, потому что не зарегистрировали свой копирайт. В ответ на это, истцы утверждали, что не могли зарегистрировать копирайт ни в Интервью, ни в Сценарии, так как у них не было ни одной копии, ни того, ни другого, и вследствие этого у них не было возможности отдать обязательный экземпляр для депозита в Copyright Office. Истцы заявили, что они являются полноценными совладельцами прав в оригинальных совместных авторских произведениях (Интервью), а также производного произведения, в котором использовались оригинальные произведения (Сценарий), но не могли подать в суд на ответчиков, создававших Сценарий, за нарушение исключительных прав в виду отсутствия у них на руках копии Интервью (копирайт на которые никогда не был зарегистрирован), поэтому они не смогли ни подать документы на регистрацию, ни предоставить подтверждение подачи документов на регистрацию в суд. Суд разрешил истцам подать иск заново в отношении исключительных прав в случае и после регистрации их прав в будущем, или в случае отказа регистратора копирайта в обращении на его регистрацию.

В первую очередь ответчики указали на то, что охраноспособный вклад истцов в Интервью не зафиксирован на материальном носителе, выражающем охраноспособный объект, поэтому они не могут подать в суд за нарушение копирайта. Этот аргумент игнорирует достоверное заявление истцов о том, что Интервью были записаны на пленку и поэтому их “можно было воспроизвести… при помощи оборудования или устройства”. Затем ответчики апеллировали к тому, что Интервью не могут являться оригинальным авторским произведением, потому что “интервьюируемый не может претендовать за защиту копирайтом его ответов, данных во время интервью”. Тем не менее, Интервью не состояли только из “идей, фактов и мнений, высказанных во время диалога”, наподобие тех интервью, что делали журналисты в делах, приведенных в пример ответчиками. Наоборот, Интервью являлись креативным процессом, задуманным для создания материала для сценария и фильма. “Оригинальное произведение” должно обладать “некоторой минимальной степенью креативности … даже незначительная степень является достаточной”. Повествование истцами своих личных историй в ответ на вопросы, предназначенные для извлечения материала для создания художественного сценария для будущего фильма, скорее всего, включает в себя достаточно креативности, чтобы Интервью являлись оригинальными авторскими произведениями.