Единый цифровой рынок: обоснование

Копирайт (официальный документ)

В ЕС, так же как и в большинстве других мировых юрисдикций, определенное использование защищенных копирайтом произведений осуществляется на основании исключений и ограничений копирайта, что в свою очередь, с юридической точки зрения, можно рассматривать как достигнутое решение при невозможности рынков лицензирования находить договорные решения (провал рынка) или поддержать цели государственной политики. В этих случаях определенная группа пользователей не должна обращаться к правообладателям за соответствующим полномочием и заключать лицензионные соглашения для осуществления определенных действий (например, институты по сохранению культурного наследия, делающие копии для целей хранения). В некоторых случаях применение исключения зависит от существования схемы лицензирования, в том смысле, что при наличии лицензионного соглашения определенные исключения применяться не могут. В соответствии с действующими нормами ЕС существование и объем исключений в копирайте  варьируется в различных государствах-участниках. Пока, в определенных случаях, это может иметь несущественное значение для Цифровой стратегии единого рынка (например, исключения для вещания в госпиталях и тюрьмах); различия в применении государствами-участниками исключений могут стать проблемой при осуществлении деятельности, при которой трансграничные аспекты или общеевропейское значение определенной деятельности не только играют немаловажную роль, но и значение этой деятельности постоянно увеличивается, как например, в сфере образования и исследований (например, недавнее исследование выявило 253 работающих в ЕС трансграничных программ по высшему образованию).

Большинство предусмотренных в Европейском праве исключений в копирайте остаются опциональными в применении для государств-участников, в результате чего они применяются фрагментировано на территории всего ЕС. Исключения могут быть или не могут быть перенесены в национальное право, их формулировка и объем могут значительно различаться. Самым последним достижением в этой сфере является директива о произведениях-сиротах, которая ввела исключение для использования произведений-сирот такими организациями как библиотеки, музеи и архивы. Это одно из тех немногих исключений в праве ЕС, которые гармонизированы и обязательны для всех государств-участников. Поэтому цель единого цифрового рынка могла бы гарантировать больше гармонизации для определенных исключений на уровне ЕС, так же как и фланкирующие меры, цель которых будет заключаться в том, чтобы реализация и применение исключений не являлись барьером на единым рынке. Исключения должны соответствовать критериям, установленным международными копирайтом и торговыми соглашениями (в которых ЕС и государства-участники являются сторонами), и в то же самое время должны решать выявленные проблемы или достигать поставленные цели. Задачи, перспективы и варианты для вмешательства очень специфичны тех различных сферах, для которых исключения существуют. Пределы для вмешательства ЕС будут зависеть от наличия оснований и зрелости выявленных проблем.

С развитием новых онлайн сервисов в отношениях между интернет-платформами и правообладателями ощущается чувство несправедливости: у определенных заинтересованных сторон из креативной отрасли нарастает беспокойство относительно отсутствия равных условий игры на онлайн рынке контента вследствие неопределенности в действующей правовой системе, которая разрабатывалась в то время, когда технология ограничивала способы распространения контента и упрощала распределение ролей между различными игроками на рынке. Сегодня достаточно сложно провести строгое разграничение между хостинг провайдерами и контент сервис провайдерами, осуществляющими сообщение публике защищенного копирайтом контента в соответствии с законодательством о копирайте. Эта правовая неопределенность может деформировать онлайн рынок контента на котором платформы, делающие контент доступным публике без лицензии, конкурируют с лицензированными сервисами, предоставляя потребителям схожие или те же самые услуги. Эта неясная правовая ситуация также может осложнить правообладателям лицензирование контента для платформ или обязывает правообладателей принять условия лицензирования, которые гораздо ниже потенциальной ценности контента.

Фрагментация законодательства ЕС в сфере гражданского процессуального права усложняет правообладателям защиту их прав на всей территории ЕС. В качестве примера можно привести ситуацию, когда местные законодательства, реализуя статью 8.3 директивы о копирайте в информационном обществе, предусматривают механизмы для применения мер обеспечительного характера в отношении посредников, чьи сервисы используются третьей стороны при нарушении исключительных прав; применения этих запретительных мер необходимо добиваться в каждом государстве-участнике отдельно, с малой надеждой на отдачу от расходов, времени и/или усилий потраченных при первом судебном разбирательстве. Случаи, когда веб-сайты, нарушающие копирайт в огромных масштабах, базируются за пределами ЕС, создают необходимость разработки новых видов действий с целью усовершенствования традиционных мер защиты интеллектуальной собственности. Например, целью принципа “следуй за деньгами” является сокращение доходов от рекламы, получаемых такими нарушающими копирайт веб-сайтами. Действия требуются от таких посредников как рекламные компании или платежные системы. Хотя принцип “следуй за деньгами” и реализуется в ряде стран, включая и ЕС, тем не менее, не во всех государствах-участниках эти механизмы доступны.

С развитием новых онлайн сервисов среди заинтересованных сторон усиливается чувство несправедливости относительно разделения доходов от используемых онлайн произведений и исполнений. Чувство несправедливости ощущается в двух сферах:

В отношениях между интернет-платформами и правообладателями: у определенных заинтересованных сторон из креативной отрасли нарастает беспокойство относительно рыночной силы определенных платформ на онлайн рынке, которые могут навязать свои условия потребителям и малым и средним предприятиям. В дополнение к этой рыночной силе, предусмотренные директивой об электронной коммерции положения об исключении ответственности в пользу определенных действий посредников, де-факто, как средство предоставления хостинга для контента третьей стороны, позволяет предоставлять публике сервисы, эквивалентные полностью лицензированным сервисам (таким как Spotify), без получения от правообладателей соответствующего полномочия или проведения переговоров об условиях использования их контента.

В отношениях между различными правообладателями: новые способы использования ставят под вопрос практикуемое распределение доходов между авторами/исполнителями, с одной стороны и продюсерами/издателями/вещателями, с другой стороны и необходимость новых вознаграждений и налогов, или более широкое применение коллективного управления правами.