Интернет радио Pandora о правилах коллективного управления и принудительном лицензировании

Интернет радио Pandora, к примеру, считает, что менять ничего не надо. Действующие правила нисколько не устарели и стали более необходимыми, позволяя ограничивать рыночную власть ОКУПов. Поэтому все требования музыкальных издателей или ОКУПов в отношении послабления строгих правил следует отклонить. Pandora полагает, что крупные музыкальные издатели и ОКУПы добиваются пересмотра правил с единственной целью поднять ставки, а не защитить права и интересы артистов и авторов, а так как действующие правила не позволяют сделать этого, то они и стремятся изменить их с выгодой для себя. Более того, сервис настаивает на том, что крупные издатели вместе с ОКУПами организовали “изъятие” прав из коллективного управления.

Pandora обвиняет ОКУПы в обладании чрезмерной рыночной силой. По оценке сервиса ОКУПы контролируют около 90% прав на публичное исполнение в музыкальных произведениях. Хотя интересно то, что приводя оценку, сервис ссылается на документы, где заявлено, что ASCAP представляет около половины всех национальных композиторов и музыкальных издателей, а BMI представляет почти всех остальных. Получается “примерная” оценка Pandora основана на примерных оценках ОКУПов. Так что урок всем ОКУПам – будьте осторожны, Вашими руками Вас могут удавить. Вернемся опять к комментарию интернет радио. На протяжении многих лет эти два ОКУПа конкурировали друг с другом в отношении членства авторов. В то время как автор может состоять только в одном ОКУПе, то у музыкальных издателей почти всегда есть каталог и в том и в другом, и в SESAC тоже (про последний Pandora как-то “забыла”), поэтому в отношении издателей ОКУПы, как правило, не конкурируют между собой. ОКУПы также могут позволить себе реже конкурировать друг с другом в отношении лицензий для таких сервисов как Pandora – этот сервис все равно придет за лицензией ко всем, хотя бы потому, что некоторые композиции управляются ОКУПами “совместно”, “напополам”. Нельзя позволить ОКУПам узурпировать всю власть на рынке и установить чрезмерные ставки. Ведь отказать пользователю в лицензии ОКУПы не могут, а, по мнению сервиса, очень просят предоставить им такую возможность. Не получил пользователь лицензию – каталог придется сократить, а значит может потерять часть пользователей, что повлечет за собой сокращение доходов, в том числе и от рекламы.

Сервису также не по душе практика лицензирования музыкальных издателей, которые разделяют лицензии и устанавливают ставки за использование каждого отдельного права. То есть не предоставляют одну лицензию на весь каталог, а предоставляют, например, механичку отдельно по одним ставкам, а публичку – отдельно по другим. Причины могут заключаться не только в стремлении побольше “наварить”. Хотя бы потому, что, например, когда рекорд лейбл соберется записывать фонограмму, то издатель предоставит ему механические права, публичка в лицензию включена не будет. Поэтому сервису в данном случае придется обращаться к обоим, а не к одному. Вот если бы издатель предоставил оба вида прав, тогда сервису было бы легче – лицензию пришлось бы получать от рекорд лейбла, а он и издатель сами бы разбирались между собой.

Разочаровавшись в правилах коллективного управления – отчасти механизмом принудительного лицензирования и установлением ставок – и не желая при этом полностью отказаться от совместного лицензирования, определенные издатели и придумали “концепцию” частичного изъятия. Фактически, по мнению сервиса, выборочное изъятие прав на “новые медиа”, было задумано издателями с целью давления на пользователей, рискующих столкнуться с обвинениями в нарушении копирайта и требованием компенсации убытков и могущих в итоге вылететь из бизнеса вследствие увеличения ставок. Уверенность сервиса в этом подкрепляется еще тем, что ASCAP и BMI продолжили дальше работать с издателями, частично изъявшими свои права, тем самым исключив какой-либо возможный урон, как последствие изъятия прав, для самих издателей. По мнению Pandora изъятие прав не способствует конкуренции.

Pandora привела примеры неконкурентного поведения мейджоров. Когда Sony, с точки зрения сервиса, начала переговоры в жесткой манере, сервис не раз требовал предоставить список произведений Sony с целью изъятия их из каталога сервиса, если стороны не достигнут соглашения. Правообладатель отказался предоставить такой список. Более того, правообладатель пригрозил ASCAP иском, если ОКУП заключит лицензионное соглашение с Pandora. В связи с этим сервис столкнулся с дилеммой: либо отключать сервис совсем, чтобы не столкнуться с риском нарушения копирайта, либо соглашаться на чрезмерные ставки для получения прямой лицензии. Сервис выбрал второе. Universal потребовала 8% дохода, учитывая “то, сколько сервис платит рекорд лейблам за фонограммы”. Вот только в отличие от Sony, Universal предоставила список своих произведений, но потребовала от сервиса подписать соглашение о неразглашении, которое “не позволяло сервису использовать список с целью исключения произведений Universal из каталога сервиса”. Поэтому, столкнувшись с той же самой дилеммой, сервис выбрал прямую лицензию от правообладателя. Прямые лицензии, достигнутые таким образом, не отражают рыночную стоимость прав, потому что обстоятельства, при которых они были достигнуты, не являлись частью конкурентного рынка. Правообладатели вынудили сервис заключить прямые сделки. Подобные действия правообладателей не дают сервису работать с ОКУПами. Более того, в случае с BMI, крупные правообладатели сначала заключили прямые лицензионные соглашения с сервисом, а на следующий день “заново присоединились” к ОКУПу.

Частичное изъятие прав из ОКУПов допускать нельзя. Такое изъятие было задумано с целью предоставления контролирующим значительную часть рынка издателям возможности выбора прав для передачи их в управление ОКУПа, избегая тем самым применение режима принудительного лицензирования. Фактически, частичное или ограниченное предоставление полномочий ОКУПу не будет создавать конкуренцию или способствовать установлению конкурентоспособных ставок. Невозможно себе представить, чтобы ОКУП конкурировал с издателями. К примеру, глава ASCAP заявил, что он даже не рассматривал возможности устанавливать для оставшегося репертуара, права на который еще не изъяли, ставки, меньшие по сравнению с теми, что устанавливают издатели, частично изъявшие свои права. Поэтому изъятие прав из управления ОКУПа способствует только росту ставок и цен на лицензии. Некоторые издатели с целью заключения прямой сделки с сервисом изымали свои права, а после заключения опять “возвращались”.