В Германии решили несколько упростить систему сбора налога на болванки

Теперь тем, кто платит налог, и тем, кто его собирает, не нужно сначала заключать общий договор, устанавливающий ставки. Правильно, пока договорятся – либо сам налог за “ненадобностью” отменят, либо еще чего-нибудь измениться. Обязательство заключения общего договора упразднено, исключено.

Теперь, если договориться не получиться, то придется прибегать к арбитражу и с его помощью определять, какое оборудование или какие носители должны облагаться и по каким ставкам. Сделано это с целью ускорения установления тарифов и облегчения сбора налога. А “приглядывать” за этим будет надзорный орган – Патентное и рыночное ведомство Германии. Хотели также ввести банковскую гарантию, чтобы никто не расслаблялся. Пока договорятся, пока договор заключат, а правообладатели сидят без денег.

Изменения коснулись не только налога на болванки. “Упрощения” добрались и до общих собраний. Представьте себе, если для принятия решения необходимо присутствие определенного количества управомоченных. А если лично появиться ну ни как не получается? Ну и не надо. Современные технологии позволяют сделать это на расстоянии. Представьте себе, как бы быстро принимались решения в российских аккредитованных ОКУПах, если собрания можно было бы проводить без личного присутствия? А так, пока всех оповестишь, сколько денег на уведомления потратишь, пока всех соберешь, пока согласуешь – времени пройдет столько, что сам вопрос, вынесенный на решение, может разрешиться сам собой. Да и самому ОКУПу проведение собраний без личного участия, но с личным волеизъявлением гораздо выгоднее и проще – решение принимаются оперативно.

Представители IT-индустрии уже давно и настойчиво требовали изменений законодательства. Более того, Bitkom, представляющий интересы плательщиков налога на болванки Германии, в прошлом году забил тревогу, указывая на то, что в 12 странах-участниц ЕС (Франции, Германии, Греции, Италии, Голландии, Польши, Португалии, Румынии и Швеции) нынешние механизмы налога на болванки полны изъянов, исправить которые уже невозможно. Во Франции отменили шесть решений о применяемых тарифах, принятых организацией ответственной за установление тарифов. Более того, в национальное законодательство Франции не было перенесено определение ущерба, наносимого копированием в личных целях. В Германии оспаривают взимание налога практически в отношении каждого товара. Для каждого устройства или носителя должны были проводиться отдельные переговоры, а иногда были даже суды, все несли огромные расходы без получения желаемого результата.

Союз призывал к немедленному проведению реформ. Согласно позиции союза, технологические и социальные изменения в информационном обществе требуют соответствующих изменений в законодательстве о копирайте, которые отражали бы справедливый баланс интересов всех вовлеченных сторон. Законодательство должно обеспечивать механизм развития новых бизнес моделей. Налог на болванки появился в 1960-х годах – как исключительное решение, разработанное в “аналоговом” мире с целью позволить творцам уполномочивать и отслеживать распространение их произведений. Но сейчас на дворе век цифровых технологий. У правообладателей новые способы и каналы дистрибуции. Цифра заменяет старую архаичную систему.

Более того, национальные системы налога на болванки фрагментируют рынок ЕС и создают барьеры в пределах единого цифрового рынка, что в свою очередь, является одной из причин значительного экономического ущерба. Поэтому союз предлагал обратить внимание на уже существующие альтернативы. Как, например, индивидуальное лицензирование или возмещение из государственного бюджета. В Финляндии, к примеру, все налогоплательщики платят налог на болванки, и он не взимается с оборудования или носителей, то есть опять, налог на болванки выплачивается из бюджета.

В качестве примера судебных тяжб можно привести спор между производителями принтеров и ОКУПов по поводу обязательного вознаграждения за копирование в личных целях. Цена спора составляла 200 млн евро, которые причитаются авторам и фотографам. Спорили целых десять лет о том, какие тарифы должны были применяться в период с 2001 по 2007 год. Начиная с 2008 года тарифы были согласованы. И вот, по прошествии десяти лет, наконец-то спор разрешился. Все ли имеющие право на кусок от “пирога” в 200 млн евро дожили до этого счастливого момента? А ведь некоторые компании тратят все деньги на суды, и на налог денег вообще не остается.