Комментарии доктора Адама Джаффе относительно коллективного управления – первая часть

Копирайт предоставляет творцам монополию над их произведениями; у правообладателей, лицензирующих свои произведения в индивидуальном порядке, есть право требовать любое вознаграждение, какое только они захотят, и это не будет являться предметом какого-либо ограничения практики лицензирования или ценообразования. Не существует законного или регулятивного ограничения права любого отдельного композитора зарабатывать таким образом. Тем не менее, композиторы и музыкальные издатели предпочли организоваться в общества по коллективному управлению правами (ОКУПы). ОКУПы (ASCAP, BMI и SESAC) предлагают “бланкетные” лицензии, предоставляющие вещателям и другим пользователям право публичного исполнения произведений тысяч отдельных композиторов по одной ставке. К примеру, фермерам или юридическим компаниям не позволили бы объединиться вместе и предлагать доступ к услугам или продуктам только на комплексной основе по фиксированной цене, так как вполне логично предположить, что если бы они так сделали, то цены на их продукты или услуги были бы выше по сравнению с теми ценами, на каких бы мог настаивать каждый из них по отдельности.

Может выглядеть так, что эта логика не применяется к правам на музыкальные исполнения, потому что у музыкальных творцов “уже есть” предоставленная копирайтом монополия. Но монополия исключительных прав распространяется только на собственные произведения автора; она не предоставляет право монополизировать объединенные в каталог произведения многих творцов. Иногда у программных продюсеров может возникнуть такое чувство, что они просто должны заполучить определенное произведение определенного композитора, что в данном случае исключает конкуренцию для других композиторов. Но в большинстве случаев, как например, при выборе фоновой музыки или музыкальной темы для телевизионных сериалов, может подойти огромное количество различных произведений и огромное количество различных композиторов. Вполне можно ожидать, что при таких обстоятельствах композиторы конкурировали бы друг с другом, чтобы их музыка была включена и исполнялась. Эта же конкуренция определила бы ставки роялти за использование музыки. Именно это и является тем видом конкуренции, который можно наблюдать при лицензировании прав на синхронизацию, когда музыка включается в аудиовизуальный контент. Тем не менее, в отношении публички, объединение в один каталог тысяч композиторов и тысяч произведений для бланкетных лицензий исключает такую потенциальную конкуренцию.

Характер ограничений, наложенных на ОКУПы, напрямую связан с этой функцией, заключающейся в том, что ограничения контролируют или ослабляют возможность ОКУПа, которая у него была бы в противном случае, в силу обусловленного сговором ценообразования, повышать лицензионные роялти сверх того уровня, какой был бы достигнут в случае конкуренции между различными музыкальными правообладателями. В особенности:

  1. ASCAP и BMI обязаны предоставлять лицензию любому, кто ее потребует – потому что ограничение доступа к коллективной продукции является механизмом, посредством которого картель (то есть ОКУП) поднимает цену.
  2. Если ASCAP или BMI не могут достичь соглашения с лицензиатом относительно ставок роялти, то ставки должны быть определены нейтральной стороной (судом) – потому что иначе контроль ОКУПов над репертуаром, включающим в себя тысячи композиторов, позволил бы им настаивать на ставках роялти, которые гораздо сильнее превышали бы те, что могли бы быть достигнуты при переговорах с каждым из композиторов в индивидуальном порядке.
  3. ASCAP и BMI запрещено ограничивать возможность аффилированных с ними правообладателей договариваться в индивидуальном порядке относительно лицензирования их произведений – с целью ослабить их рыночную силу, предоставляя возможность существовать конкуренции наряду с коллективным лицензированием.
  4. ASCAP и BMI обязаны предлагать своим лицензиатам “подлинную альтернативу” бланкетным лицензиям, и позволять лицензиатам регулировать, в некоторой ограниченной степени, лицензионные вознаграждения по бланкетным лицензиям, чтобы учесть те произведения, для которых они уже обеспечили права публичного исполнения напрямую у правообладателей – опять же, с целью ослабить рыночную силу бланкетного лицензирования, достигнутую путем сговора, позволяя механизмам конкуренции работать параллельно с коллективными бланкетными лицензиями.

Не удивительно, что ASCAP и BMI предпочли бы работать без этих ограничений. Но, с точки зрения публичной политики, предикатом для режима лицензирования публички без этих ограничений должно быть независимое лицензирование отдельными владельцами копирайта, при условии ведения практики в соответствии с антимонопольным законодательством (например, если будет предпринята попытка коллективно установить цену за “комплект” произведений множества отдельных правообладателей). Если, с другой стороны, правообладатели желают продолжить назначать цену за право публичного исполнения совместно посредством бланкетных лицензий, тогда вышеуказанные ограничения совершенно подходят для ослабления рыночного превалирования неограниченного сговора.