Проект МинСвязи РФ по реформированию коллективного управления правами

Так как проектов “несколько”, возьмем по каждому в отдельности. В соответствии с предлагаемыми поправками (те, что с аккредитацией) обществом по коллективному управлению правами может быть только некоммерческая организация. Целью любого ОКУПа является представление интересов правообладателей, передавших полномочие на управление правами ОКУПу, на более выгодных условиях, наличие условия отсутствия цели извлечения прибыли не будет гарантией добросовестного осуществления ОКУПом своей цели.

Более того, это положение не запрещает ОКУПу, при наличии большого репертуара извлекать прибыль из своей деятельности по коллективному лицензированию в иной форме. Это положение можно легко обойти с помощью создания фондов, или принятия в члены организации правообладателя, действующего как администратор, или иным образом.

Проект направлен на регулирование крупных ОКУПов, при этом следует учитывать, что создание новых ОКУПов будет значительно затруднено, так как положения законопроекта более выгодны для таких крупных аккредитованных ОКУПов как РАО или ВОИС. Регулирование законопроекта в отношении РСП, собирающего обязательное вознаграждение за воспроизведение определенных объектов интеллектуальной собственности в личных целях, коснется только отчасти, в силу специфичности предмета и объекта управления. Запрет занимать должность 4 года подряд было бы более целесообразно закрепить в отношении аккредитованных ОКУПов, так как у них абсолютная монополия в силу аккредитации.

Законопроект не учитывает такие формы управления правами, как администрирование. Не учитывается также тот факт, что ОКУПы могут создаваться под определенный репертуар (певца, группы, правообладателя, или даже нескольких песен). Издержки, обусловленные требованиями данного проекта, будут для подобных ОКУПов непосильными, да и требования административного характера также будут являться невыполнимыми (к примеру занимать должность не более 4 лет). Данные требования будут негативно влиять на стоимость самих прав, переданных в управление.

Более того, законопроект не принимает во внимание разделение управления правами по аккредитации и управления правами на основании прямых письменных полномочий от правообладателей. К примеру, ОКУП получает аккредитацию и может собирать за весь мировой репертуар без наличия договоров от правообладателей. Крупному пользователю, скажем федеральному каналу, будет гораздо выгоднее заключить договор относительно прав, которыми аккредитованный ОКУП управляет также по аккредитации, в порядке простого лицензионного соглашения (и свободно использовать весь мировой репертуар), и ОКУПу не нужно будет искать правообладателей, которым причитаются деньги по данному договору, (ведь это лицензия, без учета полномочия по аккредитации) пользователь сможет использовать любой объект интеллектуальной собственности и не указывать этого в статистике. Отдельным правообладателям, авторам и иным уполномоченным на вознаграждение лицам в большинстве случаев будет невозможно доказать или даже потребовать отчетности от пользователя. Благо ни действующий закон, ни данный проект, ни проводят никакого различия между данными договорами, заключаемыми в порядке аккредитации и в порядке письменных полномочий.

А если, к примеру, автор обратится в аккредитованный ОКУП (не желая при этом передавать ему полномочия по управлению его правами), просто узнать причитаются ли ему какие-либо денежные выплаты, то первое, что будет выгодно ОКУПу – предложить ему заключить договор на передачу полномочий для коллективного управления, а у автора не будет иного выхода, потому что без договора он никак не сможет получить свои деньги, даже если у него будут доказательства, что есть собранные и причитающиеся ему денежные суммы, а желания передать права у правление ОКУПу у него нет. Получается, что по действующему закону, аккредитованный ОКУП может толковать закон как ему удобно и выгодно. А это, в свою очередь, великолепные условия для абсолютной, неконтролируемой монополии.