Продавцы билетов на мероприятия о проблеме первичного и вторичного рынка в Англии

А что говорят сами продавцы билетов, или агенты? Во-первых, предпродажное предложение билетов через фан-клубы или спонсоров может помочь продать около 20% всех билетов. 50-70% билетов можно было бы продать по изначальной цене. Судьба остальных билетов зависит от самой “площадки”, где организовывается выступление, артиста, его менеджмента.

Вообще количество билетов для продажи по первоначально заявленной цене зависит от заключенных с площадкой соглашений или достигнутых договоренностей, в том числе и с агентами, от промоутера (будет ли он заниматься перепродажей билетов и тем самым взвинчивать на них цену), от самого мероприятия.

В случае, скажем так, грандиозного мероприятия, через интернет билеты могут быть распроданы в течение нескольких минут. Причем быстрая продажа билетов еще не означает гарантию “аншлага”. Они могут быть куплены перекупщиками. Можно ли это отследить, вопрос другой. Проблема еще может заключаться в том, что система, при первичной продаже билетов, не всегда может обновлять информацию о наличии билетов вовремя. То есть у потребителя не всегда есть гарантия того, что билет действительно есть в наличии.

Сайты продавцов билетов подвергаются массивной атаке ботов, которые скупают все, что можно. Разумеется, что первоначальные продавцы билетов приветствуют идею запрета использования ботов при продаже билетов. К примеру, в США запрет использования ботов значительно сократил трафик, и работать, вроде, стало легче, если системы “не досчитались” 5 миллиардов запросов.

А мониторить сайты тоже не является выходом из ситуации – большинство может просто сменить юрисдикцию сайта, и правила королевства не будут на них распространяться. Проверять личность продавцов операторы площадок не обязаны, 98% из них указывают сами, кем они являются, и площадка не обязана проводить проверку. Операторы лишь разъясняют продавцам их обязанности и ответственность.

Что касается требований указания на билете номера места и ряда, то это не всегда представляется возможным, хотя бы потому, что данная информация не всегда доступна. Платформа не может нести ответственность за информацию, которой у нее нет. Если в продажу поступают билеты без указания номера места и ряда, то у платформы нет возможности предоставления подобной информации, а врать никто не собирается.

Что касается перепродажи билетов. Как это происходит в США почти два года? Когда у вас есть один план мест для зрителей на площадке, и когда у вас есть “первичные билеты” по изначально означенной цене и когда эти билеты перепродаются на “вторичке”, то они кодируются разным цветом. В результате, когда у потребителя благодаря этому появился ясный выбор либо между первичной продажей или перепродажей, ставка за перекодировку первичных билетов выросла.

Ну а если затронуть вопрос вознаграждения платформы за реализацию билетов, то в отношении первичной продажи билетов взимается плата за бронирование и плата за обработку заказа, которая оговаривается с клиентом, вне зависимости от того, является ли это площадка или промоутер. В процентом отношении это составляет примерно 11%. Хотя, опять же, в случае с известным артистом, промоутер может заранее оговорить стоимость билетов, выше которой задирать нельзя. Стоит также отметить, что чем ближе выступление или мероприятие, тем быстрее цены нераспроданных билетов падают.

Также можно привести в качестве примера продаж билетов Австралию. Если кто-либо хочет ограничить продажу билетов для определенного мероприятия, он обязан установить и заявить детали или условия продажи билетов, которые должны соблюдаться.

Немаловажным является и само определение первичного рынка продажи билетов. Что следует под этим понимать? Следует ли понимать под первичным рынком собственников билетов, тех, кто решает как будут продаваться билеты – площадки, промоутеры, у кого договоренности по предпродаже со спонсорами, осуществляющими эту предпродажу?