Анализ ведомства США по копирайту предложения по демократизации рынка set-top-box – право публичного исполнения

При отсутствии механизма, предоставляющего владельцам прав возможности предусматривать обоснованные и надлежащие условия лицензирования, предлагаемое правило могло бы трактоваться таким образом, как создающее новый вид лицензии, обязывающей предоставлять третьим лицам весь пакет предлагаемых дистрибьютору программ, включая те, которые предназначены для коммерческого использования.

Таким образом, предлагаемое правило вызывало серьезные опасения в отношении исключительных прав, потому что, позволяя третьим лицам использовать предусматриваемым предложением способом охраняемые законом произведения с целью извлечения прибыли, правило бы уменьшило бы ценность этих произведений.

Можно вполне обоснованно предположить, что доступные доходы с рекламы в определенной степени были бы перенаправлены третьим лицам, которым предоставлялся бы пакет предлагаемых дистрибьютору программ, но не продюсерам контента и самим дистрибьюторам. Это негативно сказалось бы на рыночной стоимости охраняемых законом произведений.

Не имея возможности принимать решения коммерческого характера в отношении распространения своих произведений на рынке и требовать за их использование вознаграждение, производители контента не смогут в полной мере отбить свои инвестиции в создание контента или заработать новые для создания нового контента.

В некоторых случаях, как например, пассивные устройства, которые не изменяют или не записывают охраняемый законом контент, исключительное право не затрагивается. Но вот для других видов устройств или сервисов необходимо дальнейшее исследование.

Например, право публичного исполнения включает в себя исключительное право контролировать “не только первоначальное исполнение или демонстрацию произведения, но также и дальнейшее действие, которым такое исполнение или такая демонстрация передается или сообщается публике”, включая использование индивидуализированных стримов через интернет.

Таким образом, в зависимости от своих определенных характеристик, сервис третьей стороны, который передает контент дистрибутора своим подписчикам через интернет, в соответствии с предлагаемым правилом, может затронуть право на публичное исполнение владельцев исключительных прав. Другие виды сервисов и устройств могут также затрагивать исключительные права на воспроизведение, распространение и публичный показ.

Более того, такие исключительные права могут быть нарушены как непосредственно, в тех случаях, когда ответчик сам публично исполняет, воспроизводит, распространяет или осуществляет демонстрацию охраняемого законом произведения без полномочия делать это, так и опосредованно, в соответствии с теорией вторичной ответственности за нарушение интеллектуальных прав: содействие в нарушении прав, включая склонение к нарушению прав или викарное нарушение прав.

Предлагаемое правило также сдерживало бы возможность дистрибьюторов и производителей контента разрабатывать и настраивать новые технологические решения для защиты своего контента на цифровом рынке. Правило также потребовало бы от дистрибьюторов предоставление третьим лицам доступа к охраняемому законом видео и связанным с ним данными в соответствии с тем или другим стандартом, установленным сторонней организацией, вместо того, что устанавливать и использовать свои протоколы, согласованные с обладателями прав.