Почему обезьяна не может быть автором и первичным собственником прав?

Даже если она сама себя сфотографировала. Один фотограф потерял очень много денег только из-за того, что одна любопытная особа решила поближе познакомиться с его деятельностью и техникой. В результате получилось практически известное на весь мир селфи – фотография мартышки. Хотя фотограф сам отчасти виноват – нечего было провоцировать.

Для получения хорошего кадра фотограф решил не мешать животным, чтобы они сами сделали нужный кадр. Нужный кадр получился – мартышка себя сфотографировала. Селфи мартышки стало знаменитым. Следовательно, доходы фотографа с лицензирования этой фотографии должны были бы увеличиться. Но эта фотография скорее принесла кучу убытков и проблем.

Во-первых, разгорелся спор в отношении того, у кого авторские права на фотографию. Фотограф утверждал, что у него, так как фотография была сделана его оборудованием. Защитники животных, в свою очередь настаивали на том, что мартышка сделала фотографию, а значит, она и является не только автором, но и первичным собственником авторских прав.

Тут есть одна малюсенькая деталь – автор. Автором, как в США, так и в России, может быть только человек. Автору принадлежат авторские права на результат его интеллектуальной или творческой деятельности. В ГК РФ вообще все строго – автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Не  просто физическое лицо, а именно гражданин.

Мартышка не является ни физическим лицом, ни гражданином (это если бы подобное произошло в России), а поэтому не может быть ни автором, ни первичным собственником авторских прав. Тогда возникает вопрос – кто собственник прав и есть ли автор у этой фотографии? После того, как фотограф опубликовал селфи на него подали в суд защитники животных за нарушение авторских прав животного. Суд отказал в удовлетворении исковых требований потому что закон США не предоставляет животным право подавать в суд за нарушение авторских прав.

Исковое заявление обвиняло фотографа не только в нарушении имущественных прав (воспроизведение, демонстрация, распространение, рекламирование, продажа), но и личных неимущественных прав. Ведь фотограф “ошибочно” заявлял себя автором фотографии. Поэтому, защитники животных, от имени мартышки, требовали доли доходов, получаемых с лицензирования селфи, они утверждали, что животное имеет право на эти доходы, а защитники животных будут “администрировать” получение и трату доходов с лицензирования.

Ответчики парировали тем, что право подать в суд существует тогда, когда “определенному истцу определенным законом предоставлено право подать в суд”. Законодательство США об авторском праве ясно говорит, что закон “защищает произведения… зафиксированные на определенном физическом носителе, … с которого они могут восприниматься, воспроизводиться, или иным образом сообщаться, будь то непосредственно или при помощи машины или устройства”. “Фиксирование” произведения может осуществляться либо самим автором произведения, либо при наличии его полномочия. Более того, законодательство США не дает определения ни автору, ни произведению.

Что решил суд? “Если Конгресс и президент решили бы предоставить животным, наряду с физическими и юридическими лицами, право подавать в суд, они могли бы и должны были бы заявить об этом недвусмысленно.” Законодательство США об авторском праве недвусмысленно не распространяет концепцию авторства или право подавать в суд на животных. Более того, в законе США об авторском праве нет ни одного упоминания о животном. Верховных суд неоднократно указывал на “лиц” или “людей”, когда анализировал авторство в соответствии с законом об авторском праве.

“Общее правило такого, что автор является той стороной, которая фактически создает произведение, то есть лицо, которое переводит идею в зафиксированное, физическое выражение, охраняемое законом”. “Для целей авторского права произведение является охраноспособным, если охраноспособность была затребована первым человеком, кто скомпилировал, выбрал, скоординировал и подготовил произведение”.

Проиграв суд в первой инстанции, защитники животных подали апелляцию. Во время слушаний на апелляции судья спросил истца, каким образом животному был причинен ущерб использованием фотографии. Истец ответил, что само нарушение авторских прав не причинило животному ущерба или вреда. Тем более, что ущерб не относится к компенсации. Ответчик также указал на то, что обезьяна, права которой были нарушены на самом деле самка по имени Ella, а не самец по имени Naruto, в чьих интересах защитники животных подавали в суд.

Потратив огромное количество времени, денег и нервов стороны решили все-таки прийти к обоюдному соглашению. Обе стороны обратились в суд для отклонения апелляции и отмены решения нижестоящего суда. С финансовой стороны дела стороны достигли взаимопонимания, и пришли к соглашению. Отменой решения нижестоящего суда истец хочет добиться предоставления животному права подавать в суд и защищать свои авторские права. Сам фотограф не против – лишь бы от него отстали.