Некоторые вопросы толкования правил относительно “налогов на болванки” в ЕС

Апелляционный суд Брюсселя решил “поинтересоваться” у Европейского суда по поводу системы репрографического копирования и налогов на сделанные таким образом копии. Компания Hewett-Packard продала правительству устройства, с которых уплачиваются налоги для компенсации авторам и издателям за копированные на них произведения в соответствии с законодательством Бельгии.

Так вот, суд “интересуется”, не противоречит ли национальное законодательство законодательству ЕС, так как закон предписывает не только налоги на устройства, способные воспроизводить копии, но также и распределение собранного в пропорции 50/50 (автор/издатель). Совместим ли также термин “вознаграждение” (в соответствии с бельгийским законодательством) с определением “справедливое вознаграждение”.

1) Должен ли термин “справедливое вознаграждение” в соответствии с директивой 2001/29 толковаться различно в зависимости от того, было ли осуществлено воспроизведение на бумаге или на аналогичном носителе в результате использования любого вида фотографической техники или несколько иного процесса с одинаковым результатом любым пользователем или физическим лицом для личного использования, прямо или косвенно, не являющегося коммерческим? Если ответ утвердительный, на каком критерии должна быть основана эта разница в толковании?

2) Должны ли статьи 5(2)(а) и 5(2)(b) толковаться в том смысле, что уполномочивают государства-участников установить справедливое вознаграждение, выплачиваемое правообладателям, в форме:

a) единовременного платежа, осуществляемого производителем, импортером или приобретателем из европейского сообщества устройств, позволяющих копировать защищенные законом произведения, когда такие устройства выпускаются в обращение на национальной территории, и сумма которого вычисляется только на основе скорости, с которой копировальное устройство может производить копии в минуту, без учета какого-либо ущерба, понесенного правообладателями; и,

b) пропорционального платежа, определенного исключительно посредством умножения цены за устройство на количество произведенных копий, в зависимости от того,

4) сотрудничало ли в сборе вознаграждений, уплачиваемых физическими или юридическими лицами, копирующими произведения, лицо, ответственное за уплату, или, в зависимости от обстоятельств, ответственное вместо тех лиц, которые либо за вознаграждение, либо безвозмездно, делают копирующие устройства доступными для других.

Если ответ на этот вопрос отрицательный, каков тогда соответствующий и последовательный критерий, который государства-участники должны применять, чтобы гарантировать, в соответствии с законодательством ЕС, что компенсация может рассматриваться как справедливая и что соблюдается необходимый баланс между заинтересованными лицами?

3) Должны ли статьи 5(2)(a) и 5(2)(b) толковаться в том смысле, что государства-участники уполномочены распределять половину причитающегося правообладателям справедливого вознаграждения издателям произведений, созданных авторами, издателям, не обязанных гарантировать авторам извлечение выгоды, даже косвенной, от некоторой компенсации, которой они были лишены?

4) Должны ли статьи 5(2)(a) и 5(2)(b) толковаться в том смысле, что государства-участники уполномочены вводить недифференцированную систему для возмещения причитающегося правообладателям справедливого вознаграждения в форме единовременного платежа и суммы за каждую сделанную копию, систему, которая неявно, но бесспорно покрывает частично копирование нот и контрафактные воспроизведения?