Публичный комментарий Music Choice по пересмотру правил коллективного управления

При оценке риторики и предложений ОКУПов и музыкальных издателей необходимо помнить о различии между “добросовестным рынком” и “свободным рынком”. Собственники прав применяют эти два термина взаимозаменяемо, несмотря на то, что они не являются синонимами.

Ставки “свободного рынка” – ставки, которые получил бы продавец идеализированного рынка, свободного от любого вмешательства государства в форме налогов, субсидий или регулирования. Ставки “добросовестного рынка” – ставки, которые были бы оговорены при сделке “на расстоянии вытянутой руки” и при конкурентном рынке между покупателем, желающим приобрести, и продавцом, желающим продать, причем каждый из них обладает необходимой соответствующей информацией и никто из них не находится под принуждением совершить действие.

Если рынок действительно конкурентный и ни одна из сторон не принуждается к действию и каждая из сторон обладает адекватной информацией, то размер ставок свободного рынка может практически соответствовать размеру ставок добросовестного рынка.

Рынок бланкетных лицензий на право публичного исполнения уникален и на нем, по сути, отсутствует конкуренция. Отчасти, это следствие того, что права тысяч индивидуальных владельцев прав охватываются одной бланкетной лицензией. Более того, бланкетная лицензия одного ОКУПа не может заменить бланкетную лицензию другого ОКУПа, поэтому возникает необходимость заключать лицензионного соглашение с каждый из ОКУПов чтобы избежать массового нарушения прав.

Более того, если размер доходов вырос с 3.9 млрд в 2011 году до 4.2 млрд в 2013 году и в 2017 ожидается рост до 4.4 млрд, то есть доходы музыкальных издателей стабильны, и даже растут, то жалобы авторов на то, что их доходы резко падают, либо не соответствуют действительности, либо музыкальные издатели и ОКУПы просто не могут доставить авторам их вознаграждение.

Утверждение музыкальных издателей и авторов, что суды установили ставки ниже справедливой рыночной стоимости, также не соответствует действительности. Несколько раз ОКУПы не смогли доказать это в суде. Нет сомнений, что суды установили ставки, вполне сопоставимые со ставками добросовестного рынка. Истинная причина недовольства кроется в том, что издатели и авторы недовольны исходом судебных процессов.

Разумеется, продавец всегда желает продать свои товары или услуги дороже их добросовестной рыночной стоимости. Ко всему прочему ситуация усугубила рецессия, затронувшая всех, в том числе и Music Choice, которая к тому же изменила динамику потребления музыки. При уменьшении доходов естественно, что потребители стали меньше покупать музыки.

По опыту Music Choice ОКУПы ASCAP и BMI всегда придерживались позиции увеличения ставок. Тем более, что ОКУПы ASCAP и BMI гораздо легче перенесли бремя судебных процессов по установлению ставок, покрывая издержки из доходов от лицензирования и распределяя расходы между своими членами. Если бы ОКУПам была предоставлена свобода установления временных ставок в одностороннем порядке, то Music Choice, будучи под огромным давлением, пришлось бы принимать любые условия лишь бы избежать дорогостоящего судебного процесса по установлению ставок.

Крупные издатели при прямом бланкетном лицензировании, по монополизму, ничем не уступают ОКУПам, потому что каждый из них (как и каждый ОКУП), агрегировав права от каждого автора, контролирует каталог, достаточно огромный, чтобы выдавать лицензии, схожие с ОКУПовскими, и большинство издателей (так же как и ОКУПы) администрируют лицензии для огромного количества песен, правами на которые они даже владеют.

Поэтому крупные издатели также должны быть предметом регулирования, если они собираются изымать свои каталоги из ОКУПа. Предоставление издателям полной свободы изъятия прав на публичное исполнение из репертуара ОКУПа выборочно, то есть только в отношении определенных лицензиатов, а не всех, спровоцирует анти-конкурентное поведение.