Участники реалити-шоу – исполнители или только наемные сотрудники?

Вот и французский суд задался этим вопросом для целей авторских и смежных прав. И решил, что исполнение участниками реалити-шоу всех указаний никак не делает их “исполнителями”, а вот наемными сотрудниками – вполне. Причем, что самое интересное, участие в реалити-шоу не делает наемного сотрудника участником этого шоу и наоборот.

Чтобы быть участником, надо еще постараться доказать наличие субординации между участником и производственной компанией. Простое участие статуса не делает. 27 участников реалити-шоу пытались защитить свои права на интеллектуальную собственность как исполнители, руководствуясь при этом законодательством Франции об интеллектуальной собственности, будучи при этом простыми наемными работниками. Суд отказал им.

По его мнению, вся соль дела заключалась в том, что исполнения никакого не было. Участникам не предоставили возможность исполнить хоть что-нибудь, продекламировать текст, сыграть в постановке. От них просто требовалось одно – быть самими собой, и выражать собственную, не постановочную реакцию на определенные ситуации, в которых они оказывались. А вот искусственно созданные ситуации не позволяют предоставить участникам статуса актера. Проще говоря – когда ты играешь сам себя, вне зависимости от аутентичности контекста твоего исполнения, ты не исполнитель.

В соответствии с законодательством Франции об интеллектуальной собственности, исполнителем является лицо, которое выступает, играет, поет, декламирует, представляет или иным способом исполняет литературное или художественное произведение…”. Другой суд также посчитал, что если “творческий вклад” лица заключается лишь в том, что он “является сам собой” перед камерой, то это никакое не исполнение в соответствии с законом.

27 участников требовали защиты прав не только как исполнители, но и как наемные сотрудники, принимавшие участие в реалити-шоу. Суд согласился, что договоры между участниками и производственной компанией могут быть квалифицированы как трудовые договоры, а значит, подлежат регулированию трудовым правом. А так как производственная компания во время съемок тщательно контролировала и регулировала все действия участников шоу, суд установил субординацию между участниками и производственной компанией – ключевой фактор для квалификации трудовых отношений по законодательству Франции.

Ведь производственная компания не только указывала, что носить, но и что говорить в интервью, расписывала рабочий день участников по часам, налагала финансовые санкции за нарушение правил, предписаний и указаний, за опоздания, за ранний уход, отбирала паспорта и телефоны. Участники шоу напрямую подчинялись персоналу производственной компании.

Но что самое интересное, так это то, что суд особо подчеркнул, что не всегда участники реалити-шоу являются наемными сотрудниками, так же как и не всегда участники шоу могут являться исполнителями. Все зависит от “обстоятельств” каждого случая, наличия тех или иных факторов, влияющих на квалификацию отношений и действий лиц.

Как пример можно привести рассмотрение другого дела – игрового шоу. Участники должны были соревноваться между собой. На кону денежный приз. Проигравший подал в суд на производственную компанию и требовал вознаграждения как наемный сотрудник, принимавший участие в шоу. Суд отказал в удовлетворении иска.

По мнению суда, правила игры не могут быть основанием для возникновения субординации. Контракт истца с производственной компанией ясно регулировал различные аспекты: правила игры, не разглашение информации о съемках и производственном процессе, регулирование вопроса личных прав и договоренность на один единственный рабочий, в течение которого проводилось интервью. Ставка рабочего дня составляла 9 евро в час. Поэтому, трудовых отношений в течение производства игрового шоу не было. Один день был, за него и заплатили. Предметом заключенного договора было только участие истца и его семьи в шоу.