К вопросу о расторжении договора с музыкальным издателем, даже если договор этого не предусматривает

В 1971 году рок-группа the Golden Earring и компания Nanada заключили издательский договор, в соответствии с которым издатель получал права на творчество группы на весь срок действия авторского права. Группа и издатель долго сотрудничали. Группа ни на что особо не жаловалась. Но вот настало время, и группа решила, что нужно развиваться дальше, а со старым издателем этого не сделаешь. Придется попрощаться с издателем.

25 августа 2010 года представитель группы отправил от ее имени письмо издателю, в котором последний извещался о расторжении договора с 26 ноября 2010 года. В качестве “прощального бонуса” группа предлагала издателю заключить новое соглашение, регулирующее расставание группы и издателя, предусматривающее компенсацию издателю. В любом случае, музыканты уже не доверяли издателю, и во чтобы то ни стало хотели получить свободу.

Вот тут началось самое интересное. Оказывается, договор был “здорово” составлен. Во-первых, в соответствии с ним музыканты передавали издателю все свои права на весь срок их действия. В обмен они получали лишь набор обязательств перед издателем, у которого, кстати, перед группой особых обязательств в договоре не было оговорено. А вот возможность расторжения по обоюдному согласию договор не предусматривал. В итоге, музыканты плюнули на всю бюрократию и сами для себя решили – договор считается расторгнутым 28 августа 2011 года.

Вот только издатель с этим не был согласен. Издатель полагал, что договор заключен на определенный срок – срок действия авторских прав, то есть, 70 лет после смерти последнего из музыкантов группы. Поэтому, чтобы договор был расторгнут, необходима веская причина. С ним, кстати, согласился и верховный суд, добавив при этом, что основанием для расторжения также может являться наступление определенного события, например, смерть стороны договора – проще говоря, суд решил, что договор был заключен на неопределенный срок. Издатель чуть-чуть “промахнулся”.

Верховный суд Голландии придерживается того мнения, что если договор был заключен на определенный срок, то, в принципе, он не может быть расторгнут раньше оговоренного срока. Договор, заключенный на неопределенный срок, может быть, в принципе, расторгнут без причины, только если это не будет противоречить намерениям сторон его заключивших.

В зависимости от обстоятельств, сторона, желающая расторгнуть договор, может быть обязана соблюсти период уведомления другой стороны о расторжении или компенсировать убытки. Верховный суд также придерживается того принципа, что если договор был заключен на неопределенный срок, то для его расторжения необходима достаточно веская причина, разумеется, с учетом предмета договора и всех обстоятельств дела.

Так что решил суд по спору издателя и музыкантов? Передача прав по договору не препятствует его расторжению, как полагал издатель. Было бы справедливо и обоснованно, если бы после расторжения договора, переданные права перешли бы опять к авторам. Так как срок действия договора определялся сроком действия прав (70 лет после смерти автора), то контракт сам по себе может считаться заключенным на неопределенный срок, а значит, может быть расторгнут. Вот только он этого не предусматривает.

С точки зрения суда, музыканты должны были не только уведомить издателя о расторжении договора, но и обосновать это расторжение. Издатель должен был быть уведомлен музыкантами об их неудовлетворенности договором, чтобы у издателя была возможность разрешить все миром. Так что либо надо было изначально предусматривать возможность расторжения договора, либо уведомлять и искать причину.