Кто должен нести расходы по блокировке нелегального контента в сети – провайдеры или правообладатели?

Провайдеры только предоставляют доступ или возможности для получения доступа к контенту. Провайдеры не должны проверять легальность контента, но если они извещаются должным образом о нарушении закона или прав, они должны реагировать немедленно. Вот это самое “реагирование” или “исполнение” решения суда, требования правообладателя или положения закона также влечет за собой несение расходов той стороной, которая “реагирует” или “исполняет”.

Кто должен нести расходы? Правообладатели не хотят. Они не сливают востребованный контент в сеть для бесплатного доступа. Провайдеры тоже желанием не горят. Почему они должны тратиться по желанию правообладателей? Во Франции верховный суд решил этот вопрос однозначно – платить должны провайдеры, то есть интернет-провайдеры. Хотя бы потому, что они должны также участвовать в борьбе с нарушением интеллектуальных прав, ну и может еще потому, что, в отличие от правообладателей, получают выгоду от предоставления доступа к нелегальному контенту.

Законодательство Франции предусматривает для правообладателей возможность добиваться через суд применения посредниками – интернет-провайдерами – мер по предотвращению или прекращению онлайн нарушений прав на интеллектуальную собственность. Несколько профессиональных объединений, представляющие интересы правообладателей, через суд стали добиваться блокировки нескольких стриминговых сайтов.

Суд первой инстанции решил, что расходы по блокировке посредники нести не должны. Одним из оснований было решение конституционного суда, согласно которому положения закона, обязывающие телекоммуникационных операторов нести расходы по применению мер коммуникационного перехвата, требуемых публичными властями в целях общественной безопасности, противоречит положениям конституции.

Более того, по мнению суда, принуждение хостинг-провайдера к внедрению системы фильтрации информации, с целью предотвращения предоставления публичного доступа к нелегальному материалу, проще говоря, чтобы не загружали нелегальный или пиратский контент, будет являться серьезным нарушением права на свободу ведения бизнеса хостинг-провайдером.

Вот только апелляция не согласилась с такой трактовкой закона. Верховный суд не нашел ошибок в применении норм права апелляционной инстанцией. По мнению апелляции, расходы должны нести не только интернет-провайдеры, но и компании, предоставляющие возможность получать информацию из интернета через браузер, даже в тех случаях, когда они никоим образом не несут ответственность за нарушение пользователями авторских или смежных прав.

Во-первых, потому что каждый должен внести свою лепту в борьбу с пиратством – даже провайдеры. Во-вторых, провайдеры извлекают выгоду от предоставления пользователям доступа к пиратским сайтам и могут позволить себе покрыть расходы на блокировку контента, в отличие от правообладателей. Более того, применяемое к хостинг-провайдерам законодательство не исключает несение ими расходов по блокировке нелегального контента, если такая блокировка необходима для соблюдения интеллектуальных прав. Даже если расходы будут значительными. Потому что только у провайдеров есть самая лучшая возможность пресечь нарушение интеллектуальных прав.

Какие у ответчиков были доводы?

  • Бизнес провайдеров не ориентирован на борьбу с пиратством. Защита интересов правообладателей не входит в сферу деловых или коммерческих интересов провайдеров. Их миссия заключается в предоставлении “нейтрального доступа” в интернет. Поэтому, несение провайдерами расходов по исполнению судебных приказов по блокировке контента, в то время как правообладателям доступны более дешевые способы (какие именно указаны не были), не является справедливым и противоречит закону, в том числе законодательству по интеллектуальной собственности.
  • Нарушение права провайдеров на свободу ведения бизнеса. Апелляционная инстанция при вынесении решения руководствовалась тем фактом, что объединения правообладателей не в состоянии покрыть расходы на исполнение судебных решений по блокировке, в то время как провайдеры могут себе это позволить. Более того, провайдеры, в отличие от правообладателей, извлекают прибыль от доступа пользователей к нелегальному контенту.
  • Несбалансированное и не адекватное средство судебной защиты прав. Возложение на провайдеров обязанности покрывать расходы по исполнению решений судов по ограничению доступа к пиратским сайтам только потому, что они могут извлекать выгоду от предоставления доступа к таким сайтам, не является надлежащим средством защиты прав, как о том заявила апелляция. А все потому, что те факторы (предполагаемое извлечение прибыли, предоставление доступа), на которые суд полагался для вынесения решения, не имеют отношения к проведения теста на пропорциональность.
  • Нарушение конституционных принципов. Судебные запреты выносятся в интересах общества, заключающихся в охране интеллектуальной деятельности посредством защиты прав на интеллектуальную собственность. Возложение обязанности по несению расходов по исполнению судебных решений только на одну категорию хозяйствующих субъектов, то есть на провайдеров, которые служат общему коллективному интересу, является недобросовестным. Это нарушает конституционный принцип, в соответствии с которым все граждане равны в отношении несения обязанностей, возлагаемых государством.
  • Некорректное применение правил несения ответственности. Провайдеры не несут ответственность за нарушения прав в данном деле. Правообладателям они могут только предоставить поддержку в виде исполнения судебных запретов или решений по блокировке, но это подразумевает обязанность правообладателей нести все расходы по исполнению таких решений. Более того, суд увидел наличие связи между пиратскими сайтами и деятельностью провайдеров, описывая последних как “источник” возможностей пользователей получить доступ к стриминговым платформам. Это всего лишь неудачная попытка создать “псевдо-причинную” связь между провайдерами и ущербом, причиняемым правообладателям, с целью оправдать возложение всех расходов на провайдеров и применить внедоговорную ответственность.
  • Неправильное толкование и нарушение процессуальных норм. Суд объяснил, что при принятии решения он руководствовался принципом, в соответствии с которым “сторона, которой необходимо виндицировать свои права в суде не обязана нести расходы, обусловленные такой виндикацией”. По мнению ответчиков такого принципа во французском законодательстве не существует. Даже если бы он и был, расходы по виндикации должна была бы нести сторона, ответственная за нарушение права, а не та сторона, чья ответственность интактна. Более того, при рассмотрении применения этого принципа суд не предоставил сторонам возможности предоставить свои аргументы и тем самым нарушил положения закона о состязательности сторон.

Апелляционная инстанция подтвердила отсутствие ответственности провайдеров за вторичное нарушение прав, так как они не знали о нелегальной деятельности или действовали молниеносно с целью пресечь такую деятельность по требованию правообладателей. На провайдеров также не возложена обязанность по фильтрации и мониторингу деятельности самих интернет пользователей.

Тем не менее, верховный суд подтвердил, что диспозиция закона предусматривает основание для возложения расходов по исполнению решения на провайдеров, так как “технические посредники”, то есть провайдеры, “в наилучшей позиции пресекать нелегальную деятельность”. Нижестоящие суды использовали свою прерогативу с целью решить, как и когда помощь провайдеров в борьбе с нарушениями прав на интеллектуальную собственность должна материализоваться. Конкретно в данном деле – посредством несения расходов по исполнению решения суда.

Верховный суд также обратил внимание, что, учитывая участие провайдеров в защите интересов правообладателей, которые носят частный характер, нельзя основываться на вышеупомянутом решение конституционного суда, которое относится к вопросам публичной безопасности.

Что касается нарушения права на свободу ведения бизнеса, то верховный суд решил, что исполнение решений суда провайдерами за свой счет не нарушает это право, так как провайдеры сами определяют, какие меры должны быть предприняты для достижения требуемого результата.