В России творчество – это предпринимательская деятельность или нет?

Казалось, что канули в лету те времена, когда творческие люди в России делились на две категории. Одни признавались государством творцами, а других государство считало тунеядцами и отправляло в места не столь отдаленные на перевоспитание. Такая участь постигла лауреата Нобелевской премии в области литературы поэта Иосифа Бродского.

Критерий разграничения межу творцом и тунеядцем был один – принадлежность к какому-либо творческому союзу (Союзу композиторов, Союзу писателей и т.д.). Если человек был членом одного из этих союзов, то он считался творческим работником, а если нет, то тунеядцем.

Хотя весь цивилизованный мир с 1980 года руководствовался прямо противоположным универсальным определением творческого работника (подпункт 1.1. Рекомендации ЮНЕСКО «О положении творческих работников»).

«Под “творческим работником” подразумевается любое лицо, создающее или интерпретирующее произведения искусства, участвуя таким образом в их воссоздании, которое считает свою творческую деятельность неотъемлемой частью собственной жизни, которое таким образом способствует развитию искусства и культуры и которое признано или требует признания в качестве творческого работника, независимо от того, связано оно или нет какими бы то ни было трудовыми отношениями и является оно или нет членом какой-либо ассоциации».

Рекомендация ЮНЕСКО касается «всех творческих работников независимо от вида или формы искусства, практикуемого этими творческими работниками. В их число, в частности, входят все творческие работники и авторы по определению Всемирной конвенции об авторском праве и Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, а также артисты и исполнители по определению Римской конвенции об охране артистов-исполнителей, производителей фонограмм и органов радиовещания».

В начале 90-х годов прошлого века наше государство в законодательном плане наконец-то изменило свое отношение к творческим работникам, отменив все ранее существовавшие ограничения на занятие творческой деятельностью. И фактически легализовало на территории России Рекомендации ЮНЕСКО «О положении творческих работников». В пункте 1 статьи 44 действующей ныне Конституции РФ от 1993 года прямо говорится, что «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом».

После этих строк, можно было воскликнуть «УРА!» и на этом завершить статью.

Но оказалось, что не все в России рады такой вольности со стороны государства в трактовке творческой деятельности. В конце 90-х годов прошлого века вдруг спонтанно возникло и стало набирать обороты новое движение фактически направленное на ограничение свободы творческой деятельности. Движение живет и развивается под лозунгом «Загоним всех творцов в ПБОЮЛы».

Аббревиатура ПБОЮЛ расшифровывается как предприниматель без образования юридического лица. Апологетами этого странного движения являются не государственные чиновники и представители налоговых и правоохранительных органов, а устроители концертов или как их еще называют в музыкальной среде – «каталы» и обслуживающие их интересы юристы и бухгалтеры.

Толчком к появлению этого странного движения послужили первые массовые проверки в 1997 году со стороны налоговых органов деклараций о доходах ведущих российских артистов и возбуждение налоговой полицией ряда уголовных дел в отношении фирм устроителей на территории России концертов западных звезд. К величайшему изумлению большинства ведущих российских артистов налоговую инспекцию вкупе с налоговой полицией, до этого вообще не интересовавшихся финансовой стороной “шоу-бизнеса”, вдруг “неожиданно” перестала удовлетворять информация о доходах видных деятелей российского искусства, содержащаяся в представляемых ими ежегодно налоговых декларациях.

Сотрудников налоговых инспекций “смутили” заявленные некоторыми деятелями искусства суммы совокупного годового дохода, полученного ими в 1997 году. Популярным в России артистам вежливо и настойчиво “предложили” указать в своих налоговых декларациях более высокие, чем, например 12 – 20 миллионов неденоминированных рублей, суммы годового дохода. Ведущие российские артисты намек поняли, тут же “скорректировали” (в некоторых случаях до 700 миллионов неденоминированных рублей) свой совокупный доход и даже заплатили с него доселе “непривычные” для них суммы налогов. После чего и артисты и «каталы» (устроители концертов) стали лихорадочно думать, как в дальнейшем обезопасить себя от «непривычных» сумм налогов.

«Удачное решение» этой щекотливой проблемы первыми нашли не артисты, а «каталы». Им надоело открывать концертные компании по паспортам уже умерших людей или людей, находящихся на излечении в психиатрических лечебницах, и потом в конце каждого налогового года «бросать» эти компании на произвол судьбы. А заодно и вместе с компанией, «бросать» все налоговые обязательства этих компаний перед бюджетом по выплате налогов. «Каталы» не пошли по проторенной на Западе дорожке использования легальных технологий оптимизации налогового бремени. Это технологии, позволяющие автору и артисту легально занижать размер получаемого им дохода строго в рамках существующих возможностей налогового и иного законодательства.

В Великобритании, Германии, США, Франции и иных странах, традиционно славящихся своей довольно четкой и жесткой системой сбора налогов со всех категорий граждан, независимо от занимаемого ими в обществе положения и социального статуса, ни один популярный артист не может обойтись без этих технологий. В противном случае ему придется или всю жизнь работать только на одни налоги, или отправляться в места “не столь отдаленные”, если “отказ от платежа налогов будет преднамеренным или явится результатом преступной небрежности” (закон Великобритании – “Money Payments (Justices Procedure) Act”, 1935 года). Наглядным примером данного утверждения могут служить налоговые преследования финансовой гвардии Италии известных всему миру модельеров, великого тенора Паваротти и популярного итальянского певца Эроса Рамазотти.

В свою очередь умелое использование при занятии “шоу-бизнесом” технологий легальной оптимизации налогового бремени, позволило участникам всемирно известной английской рок-группы “Queen”, получая многомиллионные доходы, максимально “минимизировать” суммы своего подоходного налога. Так некоторые участники этой рок-группы получили в 1993 году следующие суммы дохода: гитарист Брайн Мэй – 4 миллиона 889 тысяч фунтов стерлингов, а барабанщик Роджер Тэйлор – 3 миллиона 59 тысяч фунтов стерлингов. При этом налоги они, ни на йоту не нарушая требований налогового законодательства Великобритании и предписаний Совета по делам внутренних доходов (налоговое ведомство Великобритании, ответственное за сбор подоходного налога) заплатили подоходный налог (максимальная ставка подоходного налога в Великобритании для физических лиц составляет до 40%) только со следующих сумм: Брайн Мэй с 803 тысяч фунтов стерлингов, а Роджер Тэйлор с 411 тысяч фунтов стерлингов.

На примере уже упоминавшейся группы “Королева” можно наглядно увидеть практическое применение западной технологии легальной оптимизации налогообложения в “шоу-бизнесе”. Итак, прежде всего каждый из участников группы вначале регистрируется не как английский ПБОЮЛ, а регистрирует на свое имя юридическое лицо – компанию с ограниченной ответственностью:

Брайн Мэй – Duck Productions Ltd;

Джон Диакон – Goldfinch Productions Ltd;

Роджер Тэйлор – Nightjar Productions Ltd;

Фреди Меркури – Mercury Songs Ltd.

Уставной капитал каждой компании формируется не из стоимости звукозаписывающей аппаратуры, мебели или гитар, а за счет авторских и смежных прав того или иного участника группы (для отражения аналогичных операций в плане счетов российского бухгалтерского учета в 1991 году появились счета баланса 04 и 05).

Затем уже эти 4 компании организуют два холдинга:

1) Queen Productions Ltd – для осуществления деловых операций с авторскими и смежными правами группы на территории Великобритании;

2) Raincloud Productions Ltd – для осуществления деловых операций с авторскими и смежными правами группы за пределами Великобритании.

Холдинговая компания Queen Productions Ltd, наделенная правом осуществлять любые сделки с авторскими и смежными правами участников группы, заключает с крупнейшей транснациональной фирмой грамзаписи “EMI” стандартную для западного “шоу-бизнеса” сделку типа “Record Deal”. Суммы вознаграждений за пользование “EMI” авторскими (музыка и слова) и смежными (фонограммы и исполнения) правами участников группы при выпуске и реализации грампластинок, кассет, компакт-дисков, последняя перечисляет в безналичном порядке холдингу Queen Productions Ltd.

Так в 1993 году валовый доход этой холдинговой компании составлял 24 миллиона 688 тысяч фунтов стерлингов. Из этого дохода, холдинг в соответствии с имеющимися у него обязательствами перед личными фирмами участников группы, перечислил на их счета следующие суммы:

Duck Productions Ltd – 4,889,000 ф.ст.

Goldfinch Productions Ltd – 3,063,000 ф.ст.

Nightjar Productions Ltd – 3,059,000 ф.ст.

Mercury Songs Ltd – 6,567,000 ф.ст.

Благодаря этой финансовой операции расходы холдинга в 1993 году за пользование авторскими и смежными правами участников рок-группы составили 17,578,000 ф.ст. (в России подобные расходы также отнесены законодательством на себестоимость выпускаемой продукции, работ, услуг по категории – “прочие расходы”). Каждый из участников группы, получив на счет своей личной компании указанные суммы, начислил сам себе небольшую зарплату, заплатил с нее все предусмотренные законом налоги, а оставшиеся на счете своей личной компании деньги мог тратить по своему усмотрению на покупку дорогих автомобилей, особняков, яхт, эксклюзивные модели одежды от самых престижных модельеров и т.д. Но при этом, все эти дорогостоящие покупки он оформлял не на себя лично, а на свою компанию. А компания включала стоимость всех этих яхт, автомобилей, моделей одежды в расходы по созданию новых видео клипов, проведению концертов, съемок и т.д. Этим на самом деле и объясняется высокая стоимость (иногда несколько миллионов долларов) западных видео клипов.

По такой же схеме живет и творит известный музыкант Фил Коллинз, годовой доход которого составлял в 1992 году – 12,611,000 ф.ст. Недвижимость (дома и земли) Коллинза приобретена и числится за его фирмой “Pennyghael Estates”, уставная деятельность которой – операции с недвижимостью. Для реализации такой традиционно мужской забавы, как рыбная ловля, Коллинз открыл фирму по разведению рыб лососевых пород – “The Isle of Mull Salmon Farm”.

Именно поэтому в творческой среде на Западе существует и строго выполняется основное правило “минимизации” налогов: “Чем больше денег артист хочет сэкономить на налогах, тем больше фирм он должен открыть”. В соответствии с данным правилом музыкантам такой всемирно известной группы, как “Пинк Флойд” в успешные годы их деятельности принадлежало аж сразу 47 различных фирм.

Даже исходя из названий, которые западные артисты предпочитают давать своим фирмам, легко можно понять какую на самом деле цель преследуют владельцы этих фирм:

“В музыкальной упряжке” – “Bananarama”;

“Кубышка”, “Зудящий шлем” – “Frankie Goes to Hollywood”;

“Владельцы шикарных хобби” – “Wham”;

“Большой музыкальный поросенок” – “Elton John”;

“Хитрая щука” – “Sting”.

Следует упомянуть, что в дореволюционной России многие выдающиеся деятели искусства успешно занимались популяризацией своего творчества не как предприниматели без образования юридического лица, а в рамках созданных ими хозяйственных обществ и товариществ. Одним из таких обществ, созданным по инициативе русских художников, в числе которых были Г.Г. Мясоедов, В.Г. Перов, А.К. Саврасов, И.И. Шишкин, М.П. Клодт, было знаменитое предприятие «Товарищество передвижных художественных выставок» (устав Товарищества был утвержден министром внутренних дел А.Е. Тимашевым 2 ноября 1870 года). В соответствии с §2 своего устава “Товарищество имело право устраивать художественные выставки и производить на них продажу как художественных произведений, так и художественных изданий, а также и фотографических снимков, во всякое время и во всех городах империи”.

Но большинству российских устроителей концертов западные схемы показались сложными и дорогостоящими. Ведь для реализации подобных схем потребовалось бы нанять на работу высококвалифицированных менеджеров, юристов, бухгалтеров и аудиторов. Исходя из того, что уж если российские устроители концертов всеми правдами и неправдами стремятся урезать гонорары артистов, то тратить деньги еще и на каких-то специалистов для них было и по сию пору остается неприемлемой статьей расходов.

Некоторые из устроителей концертов до того, как заняться экономической деятельностью в сфере творчества, занимались торговлей различными товарами (спичками, сахаром, солью и т.д.). Поэтому для них не существовало и до сих пор не существует никакой разницы между творческим человеком (автором и музыкантом) и лоточником с базара. На их взгляд, если продавец сахара должен быть зарегистрирован в качестве предпринимателя без образования юридического лица, то и авторы и артисты также должны зарегистрироваться как ПБОЮЛы. А на зафиксированные в пункте 1 статьи 44 Конституции России положения о том, что для занятия творчеством не нужны никакие регистрации и разрешения они просто махнули рукой.

Их не смущает даже то обстоятельство, что налоговые органы выпускают специальные циркуляры, разъясняющие, что для создания и исполнения музыкальных и любых иных произведений не требуется никакой регистрации, а тем более в качестве ПБОЮЛа. Так, по мнению налоговых органов, высказанных в Письме Минфина России от 27.05.2005 N 03-05-02-04/102, исходя из определения предпринимательской деятельности, данного в Гражданском кодексе РФ, создание и исполнение любого произведения не может осуществляться в качестве предпринимательской деятельности и не является таковой.

А вот как, например, высказывается по данному поводу советник налоговой службы Российской Федерации III ранга госпожа Левадная: «Существует и другая ошибочная точка зрения, в соответствии с которой получение гражданами (в частности, авторами различного рода произведений) доходов в результате занятия творческой деятельностью приравнивается к получению доходов от осуществления не зарегистрированной в установленном законодательством порядке предпринимательской деятельности. …Требование налогового органа о получении авторами произведений свидетельств о государственной регистрации в качестве предпринимателей без образования юридического лица в данном случае неправомерно, поскольку здесь имеет место реализация материальных объектов, в которых воплощены творческие результаты, охраняемые авторским правом, а не продажа однородных и коммерчески взаимозаменяемых изделий (п.7 ст.40 НК РФ), например репродукций и других изделий, изготовление и сбыт которых должны осуществляться в рамках предпринимательской деятельности.»

О том, что занятие творчеством не является предпринимательской деятельностью говорят и решения судебных органов России. В частности Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 2 июля 2001 г. N А56-6229/01. В противном случае всех незарегистрированных как ПБОЮЛ авторов и артистов в обязательном порядке следовало бы привлечь к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство по статье 171 уголовного кодекса России.

Какую же выгоду приобретают устроители концертов, заставляя в принудительном порядке авторов и музыкантов регистрироваться в качестве ПБОЮЛов? Выгода очевидна. На автора и артиста полностью перекладывается все правовая ответственность по правильному исчислению и уплате подоходного налога, налога на добавленную стоимость, единого социального налога. Т.е. всех тех видов налогов, для ухода от которых, ранее устроители концертов открывали ежегодно «левые» фирмы. Поэтому устроители концертов и обслуживающие их интересы юристы и бухгалтеры и заставляют авторов и артистов регистрироваться в качестве ПБОЮЛов, что на самом деле противоречит требованиям действующего российского законодательства о налогах и об авторском праве и смежных правах.

Авторы статьи: Алексей Сергеевич Кондрин и Илья Кондрин