Некоторые вопросы, возникшие при анализе директивы 2011/77/EU

Цель директивы заключалась в улучшении жизни и благосостояния людей, занимающихся творчеством. Государства-участники должны были привести свое национальное законодательство в соответствие с положениями этой директивы.

Департамент по интеллектуальной собственности Соединенного Королевства организовал консультации по имплементации директивы 2011/77/EU, изменяющую директиву 2006/116/EC. При изучении предложенного для консультаций документа можно найти много интересного.

Директива предусматривает, что основание для возникновения права на расторжение соглашения с продюсером возникает в случае, если запись не предлагалась к продаже “в достаточном количестве”. В директиве нет указания на значение этого определения за исключением пункта 8 декларативной части, отсылающей к международной конвенции об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций (“Римская конвенция”).

Статья 3(d) Римской конвенции определяет публикацию как предложение публике экземпляров фонограммы в “разумном количестве”. Данная формулировка в особенности не предоставляет возможности определить уровень продаж, который мог бы или не мог бы быть достаточным для данных целей.

В соответствии с директивой, право на расторжение договора может быть осуществлено, если “продюсер” не эксплуатировал звуковую запись. Соответствовало ли бы указание на “продюсера” в постановлении о сроке действия прав (в Великобритании) соответствующим положениям директивы, или указание на собственника действующих прав в звукозаписях, охватывающее не только продюсера, но и вторичного собственника прав, более соответствовало бы положениям директивы.

Если полностью копировать положение директивы, то указание в постановлении было бы на продюсера, но в случае если бы он передал свои права третьему лицу, то при вручении ему уведомления в соответствии с положением “пользуйся или лишишься”, он не смог бы осуществить требуемые действия. Так что указание только на “продюсера” повлекло бы за собой ограничение новых предоставляемых директивой прав.

Учитывая, что так называемое положение “пользуйся или потеряешь” применяется в случае, когда продюсер не сделал достаточного количества копий звукозаписи доступными для продажи или для скачивания через интернет, и не применяется, если запись не предоставлялась в прокат, то выглядело бы нелогичным требовать возникновения новых предоставляемых директивой прав только в том случае, когда исполнитель передал все свои права (включая право предоставления в прокат).

В создании звукозаписи могут участвовать несколько исполнителей, некоторые из которых могут заключить соглашение с продюсером в индивидуальном порядке, передав определенные права в фиксации их исполнений, а другие могут заключить совместное соглашение о передаче прав.

К примеру, один из исполнителей решил осуществить свое право на расторжение соглашения. Чтобы эксплуатировать запись, исполнитель (И) должен “очистить” права других исполнителей (ДИ), внесших свою лепту в создание записи и передавших свои права продюсеру. Эти права должны вернуться соответствующим собственникам прежде чем они могли бы быть переданы И, чтобы И смог эксплуатировать запись.

Директива не предусматривает механизма, при котором бы права других исполнителей могли бы быть “очищены” чтобы позволить И использовать запись. Параграф 2а директивы постановляет, что в случаях “коллективного творчества” исполнителей, последние могут расторгнуть свои соглашения о передаче прав “в соответствии с применяемым национальным законодательством”. Таким образом, осуществление права на расторжение соглашения в данных случаях определяется контрактным правом каждого государства-участника.

Директива “хранит молчание” в отношении перехода права исполнителя на расторжение соглашения по наследству в случае его смерти.

Директива предусматривает, что “итоговая сумма”, которую продюсер должен отложить для выплаты дополнительного вознаграждения, составляет 20% от годового дохода, полученного с воспроизведения, распространения и доведения до всеобщего сведения определенной звукозаписи.

Директива достаточно точно определяет виды использования звукозаписи, с которых высчитывается дополнительное вознаграждение. Эта сумма должна быть распределена между всеми “неуказанными” в записи исполнителями (кто обычно не получает регулярные выплаты вознаграждений в соответствии с заключенными соглашениями о передаче прав – см. пункт 9  декларативной части директивы).

Но директива не указывает, в каких пропорциях сумма от годового дохода должна быть распределена меду “неуказанными” исполнителями – она только указывает, что данная сумма будет выплачиваться через соответствующий ОКУП, который, после получения суммы, распределит ее между своими членами в соответствии с внутренними правилами (см. пункт 12 декларативной части и параграф 2d директивы).

Директива предписывает, что сумма должна рассчитываться с доходов, полученных от воспроизведения, распространения и доведения до всеобщего сведения звукозаписи, поэтому в расчет не должны браться доходы, полученные продюсером с предоставления фонограммы в прокат или с единовременной выплаты вознаграждения за вещание и сообщение публике.