Оценка влияния модернизации регулирования копирайта в ЕС – последствия первого варианта

Первый вариант мог бы упростить очистку прав и сократить транзакционные издержки для трансграничных онлайн передач только на основе добровольных соглашений, заключенных между правообладателями, обществами по коллективному управлению правами (ОКУПами) и вещателями. Эффективность таких соглашений зависела бы от желания сектора лицензировать права коллективно (в отношении аудиовизуальных произведений желание лицензировать может быть не так сильно).

Предусмотренный первым вариантом диалог мог бы позволить проанализировать необходимость и реализуемость подобных соглашений для иных видов произведений, в особенности для аудиовизуального контента и изобразительного искусства и, что касается авторских прав на музыкальные произведения, также для коммерческих вещателей. Тем не менее, в большей степени это зависело бы от желания правообладателей вести такой диалог.

Упрощая очистку прав необходимых прав добровольные соглашения, поощряемые первым вариантом, могли бы помочь вещателям сделать часть их собственных программ доступными онлайн и за границей. Вид программ и доступность различных сервисов (одновременное вещание, превью, catch-up) зависели бы от реализуемости и функционирования таких добровольных соглашений и их условий. Трансграничная доступность программ, в особенности посредством catch-up сервисов, вероятнее всего, останется ограниченной.

Ожидается, что первый вариант не окажет никакого влияния на возможность трансграничного предложения премиум контента. Также ожидается, что первый вариант не скажется на лицензионных расходах вещателей. Принимая во внимание аудиторию различных территорий, лицензионные платежи будут корректироваться в зависимости от того, в какой мере добровольные соглашения приведут к мульти-территориальным лицензиям.

Как ожидается, правообладатели музыкального сектора поддержат дальнейшее развитие добровольных соглашений с ОКУПами и вещателями. Тем не менее, не исключено, что правообладатели не будут гореть желанием агрегировать у ОКУПов определенные права (например, для catch-up сервисов или музыкальных каналов) с целью защитить свои доходы на рынке on-demand.

Производители аудио-визуальных произведений, которые не распространяются на эксклюзиве, могут проявить интерес к таким соглашениям, так как они могут увеличить экспонирование их произведений и извлечь дополнительные доходы. Например, они могли бы принять решение передать свои онлайн права, для целей лицензирования дополнительных онлайн сервисов вещателей, ОКУПам, которые в настоящий момент управляют их правами на ретрансляцию по кабелю.

Такие договоренности, основанные на коллективном управлении правами, будут развиваться скорее для одновременного вещания, нежели для catch-up сервисов (правообладатели могут не гореть желанием лицензировать права для catch-up сервисов через ОКУПы с целью оптимизации лицензирования их прав на on-demand).

Правообладатели аудио-визуального сектора, которые полагаются на модели лицензирования, основанные на территориальном принципе, скорее всего не захотят принимать участия в механизмах лицензирования, основанных на агрегации прав, или мульти-территориальном лицензировании. Этот вариант мог бы дать индустрии изобразительного искусства стимул заключать с вещателями соглашения, основанные на агрегации их прав у ОКУПов, в особенности для тех, кто уже полагается на коллективное управление правами.

Первый вариант не оказал бы влияния на производство нового культурного контента. Он мог бы повлечь за собой ограниченный положительный эффект на доступ к культурному разнообразию, если еще больше телевизионных и радио программ из других государств-участников будет сделано доступным онлайн.

Первый вариант не окажет никакого влияния на интеллектуальные права как на права собственности. Он также может оказать незначительный позитивный эффект на свободу информации в той степени, в какой они мог бы содействовать трансграничному доступу к информации.