Почему исчерпание прав не применяется к реализации цифровых кодов доступа к контенту

Компания Disney подала в суд на другую компанию Redbox за то, что последняя приобретала у традиционных ритейлеров комбинированные упаковки, в каждой из которых были DVD, Blue-Ray диск и цифровой код, позволяющий потребителю скачать цифровую копию фильма. Redbox реализовывала, то есть перепродавала, только цифровой код из этой упаковки. Это и не понравилось Disney.

По мнению Disney, тактика Redbox не только нарушает законодательство об интеллектуальной собственности, но и является нарушением договора. Ведь на упаковке было условие – не для продажи или передачи (третьему лицу). С точки зрения истца, цифровой код предоставляет возможность доступа к цифровому файлу на условиях лицензии, на которые потребитель соглашается, приобретая упаковку. Воспроизведение цифровой копии происходит при использовании кода. Без него копию получить невозможно.

Redbox настаивал на том, что права Disney на цифровую копию исчерпываются с момента продажи упаковки, ведь цифровой код – это по большому счету цифровая копия фильма. Поэтому приобретая упаковку, ответчик может делать с этим цифровым кодом все что угодно, и, следовательно, условие “только для личного пользования” ничего не меняет. Цифровой код и есть та самая цифровая копия фильма, права на которую исчерпываются с момента продажи упаковки с дисками.

Почему упор делался на цифровой код. Да потому что, в отношении дисков, материальных носителей, спора вокруг исчерпания прав не было. Если ответчик добьется признания цифрового кода цифровой копией фильма, то разумеется будет апеллировать к исчерпанию прав, а если Disney добьется признания цифрового кода как способа доступа к цифровой копии и возможности создания новой копии, то есть воспроизведения, то будет апеллировать к нарушению своих исключительных прав.

Что решил суд? Во-первых, он подтвердил исключительное право собственника интеллектуальной собственности на воспроизведение охраняемого законом произведения. Ответственность лицензиата за нарушение прав по лицензии наступает в том случае, когда лицензиат превышает объем предоставленных лицензией полномочий. А во-вторых, никакой цифровой копии объекта интеллектуальной собственности (например, фильм) не существует, пока потребитель не активирует цифровой код и не скачает этот фильм.

Вот только суд согласился с Redbox в том, что Disney злоупотребляет своим исключительным правом. Злоупотребление исключительными правами является аффирмативной защитой, не позволяющей правообладателю использовать свою ограниченную монополию, чтобы у него не было контроля над тем, что выходит за рамки предоставленной монополии. Более того, как отметил суд, для обоснования злоупотребления копирайтом нет необходимости наличия антиконкурентного поведения; злоупотребление исключительными правами распространяется на любую ситуацию, связанную с общественным порядком, олицетворенного в предоставлении исключительного права.

Поэтому суд поставил вопрос с цифровыми кодами несколько иначе – предоставляют ли условия лицензии цифровых загрузочных сервисов истцу необоснованно больше власти, выходящей за рамки его прав. Закон предоставляет собственнику прав исключительное право на распространение копий охраняемого законом произведения. Однако это право исчерпывается, как только собственник пускает копию в коммерческий оборот посредством ее продажи. Проще говоря, как только собственник исключительного права передает титул на определенную копию произведения, он лишается власти остановить покупателя от перепродажи копии по выбору покупателя.

Поэтому не может быть спора относительно перепродажи дисков их комбинированных упаковок Disney. Правда, Disney этого не оспаривал. Вот только условия обоих лицензионных соглашений сервисов подразумевали предоставление Disney полномочий, которые исключены законом для правообладателей. Проще говоря, Disney злоупотребил своими правами, когда пытался запретить вторичную передачу физических копий своих фильмов.

Правда суд также отметил, что исчерпание прав к этому делу не относится, поэтому вопрос он рассматривать не будет. Оказывается, не все передачи копии охраняемого законом произведения являются передачей титула, достаточного для исчерпания права на распространения владельца прав. При определенных условиях получателем может быть лицензиат, и он не сможет пользоваться защитой исчерпания прав. Redbox утверждал, что передача Disney комбинированной упаковки не является лицензией, а является передачей титула на определенную копию.

Вот только суд с этим не согласился. Для целей осуществления прав на интеллектуальную собственность, прежде всего, необходимо определить, что является копией. Копией является “материальный объект, в котором произведение зафиксировано любым способом… и с которого это произведение может восприниматься, воспроизводится или иным образом быть сообщенным либо непосредственно, либо при помощи устройства…”. Поэтому, в соответствии с позицией Disney, никакой копии не существует, пока охраняемое законом произведение не зафиксировано на жестком диске владельца кода.

Даже если предположить, что в этом деле передача комбинированной упаковки с кодом является продажей, а не лицензией, то суд не может согласиться с существованием “определенного материального объекта”, прежде чем цифровой код будет погашен и охраняемое законом произведение будет зафиксировано на жестком диске скачавшего файл покупателя кода. Disney продает нечто похожее на опцион, позволяющий создать физическую копию в определенный момент в будущем.

Так как нет определенной, зафиксированной копии охраняемого законом произведения на момент приобретения Redbox кода, или его продажи, то исчерпания прав в этом деле нет. Суд отказал Disney в предварительном судебном запрете относительно продажи Redbox цифровых кодов. Disney долго не думал и быстренько исправил условия лицензии на сайтах, где можно гасить цифровые коды.

Теперь чтобы добиться судебного запрета, согласно новым условиям лицензии пользователь, или член его семьи, обязан приобрести код в оригинальной упаковке (вместе с дисками) и не приобретать код отдельно. Disney надеется, что это сможет прояснить, что акцент в этом деле делается на том, как цифровой код был приобретен. А так как истец изменил условия лицензии и уведомил об этом Redbox, и последний все еще отказывается от продажи цифровых кодов отдельно, то поэтому Disney требует судебного запрета и для кодов доступа к фильму “Черная Пантера”.