Retrospective: Авторское право закончилось. Все свободны. Всем спасибо.

Права на объекты интеллектуальной собственности во много раз усложняют бизнес. Необходимость очищать права заставляет тратить огромные средства и большое количество времени на поиск авторов, проведение переговоров и заключение соглашений. Подчас некоторые теле- или радиопередачи становятся “золотыми”. Разумеется, возникает желание, и многие стремятся, оптимизировать расходы на очистку.

Кто-то нанимает авторов и исполнителей в штат, кто-то работает с начинающими творцами. Разумеется, во всем цивилизованном мире уже давно задумались об “обеспечении доступности произведений культуры для самой широкой общественности по доступным ценам, обеспечивая в то же время достойное материальное существование авторам и исполнителям, а также деловым партнерам, которые помогают им ориентироваться в экономической системе[1].”

В последние несколько лет становится более популярным движение за свободное пользование произведениями. Общество отреагировало на жесткие условия правообладателей введением новых универсальных и более либеральных, чем традиционные, инструментов, позволяющих использовать чужие результаты интеллектуальной деятельности бесплатно в благих целях. Creative Commons, GNU General Public license, Free Art License, BSD licenses и некоторые другие виды лицензий в той или иной мере разрешающие использование без выплаты вознаграждения.

Пожалуй, одними из самых известных на сегодняшний день являются Creative Commons Public Licenses (CC) и GNU General Public License (GPL). GPL используется в основном для программного обеспечения. Лицензия была разработана Ричардом Метью Сталманом (Richard Matthew Stallman), приверженцем движения Копилефт (Copyleft). Копилефт позволяет сделать программу или иное произведение свободным, и требует, чтобы все измененные или расширенные версии этой программы были также свободными. Предоставленная свобода обусловливается лицензией, регулирующей как распространять, изменять и использовать программный код.

Лицензии CC не менее популярны. Согласно сайту CC (http://creativecommons.org) в 2009 году ожидалось 350 млн. произведений, распространяемых под лицензиями CC. Если еще учесть, что Интернет, в отличие от традиционных медиа, позволяет мгновенно обмениваться любым контентом, а те же фильмы теперь можно смотреть онлайн в разрешении высокой четкости, не тратясь при этом на дорогостоящее оборудование, и очистка прав “съедает” всю экономию и усложняет экономический оборот, то CC “помогает” решить проблему очистки прав. Все что необходимо – это просто выбрать подходящий тип лицензии, следуя инструкциям на сайте, и предоставить контент в пользование обществу. На официальном сайте СС есть шесть типов актуальных лицензий:

  • Attribution CC BY Unported 3.0 (BY)
  • Attribution-ShareAlike CC BY-SA Unported 3.0
  • Attribution-NoDerivs CC BY-ND Unported 3.0
  • Attribution-NonCommercial CC BY-NC Unported 3.0
  • Attribution NonCommercial CC BY-NC-SA Unported 3.0
  • Attribution NonCommercial-NoDerivs CC BY-NC-ND Unported 3.0

Полномочия лицензий BY, BY-SA, BY-NC, BY-NC-SA позволяют делать копии произведения, включать произведение в составные произведения (сборники, энциклопедии, антологии и др.) и делать копии получившихся составных произведений. Пользователь может создавать и делать копии производных произведений при условии, что будут предприняты все разумные меры для того, чтобы можно было определить, что оригинальное произведение было изменено.

Пользователю разрешается распространять и публично исполнять произведение и производное произведение. BY-SA предписывает пользователю распространять или публично исполнять производное произведение только при соблюдении условий этой лицензии, будь то актуальная версия или более поздняя, по существу сохраняющая основные элементы актуальной версии, или при соблюдении условий лицензии для определенной юрисдикции, актуальной или более поздней версии, которые тоже должны содержать основные элементы BY-SA.

По лицензиям BY-ND, BY-NC-ND разрешается делать копии произведения, включать произведение в составные произведения и делать копии получившихся составных произведений, распространять и публично исполнять произведение, в том числе в составе Составного произведения. Но нельзя создавать производные произведения на основе оригинального.

Все шесть лицензий предоставляются на произведения, защищенные авторским и/или иным применяемым правом, и охватывают, в числе прочих, такие произведения как музыкальные композиции, фонограммы, литературные произведения, кинематографические произведения, художественные произведения, фотографии, теле- и радиопередачи. У всех лицензий “трехслойный” дизайн: общее краткое описание (Commons Deed) основных положений, сам текст лицензии (Legal Code) и версия, “читаемая машиной” с кратким изложением ключевых свобод и обязательств в формате, который могут понимать системы программного обеспечения, поисковые машины и другие технологии.

Лицензии не эксклюзивны, распространяются на весь мир, разрешают бесплатно использовать перечисленные в каждой из них права, и действуют в течение срока действия применяемого авторского права. Ни одна лицензия не адаптирована к какому-либо законодательству, то есть они все универсальны и не учитывают особенностей законодательств отдельных стран. Для некоторых стран есть адаптированные лицензии в переводе соответствующей страны, как, к примеру, для Германии, Англии и Уэльса. На страничке юрисдикции России есть пока только перевод на русский язык BY 3.0 и отказа от всех авторских и смежных прав.

У лицензиара остается исключительное право получать вознаграждение за использование прав на произведение в случае, если по условиям применимого законодательства нельзя отказаться от права собирать роялти в силу действующей принудительной или предписанной законом (статуарной) лицензии. В тех странах, где законодательство позволяет лицензиару отказаться от права получать роялти в силу принудительной лицензии, по всем лицензиям лицензиар отказывается от этого права, но если права используются в коммерческих целях, то по лицензиям BY-NC, BY-NC-ND, BY-NC-SA право на вознаграждение остается у лицензиара.

При законодательно закрепленной системе добровольного лицензирования, если использование не имеет коммерческой цели, то лицензиар отказывается от права собирать роялти индивидуально или посредством коллективного общества, в случае же иного использования, чем некоммерческое, по лицензиям BY-NC, BY-NC-ND, BY-NC-SA лицензиар оставляет за собой это право.

Лицензии BY-NC, NC-ND, NC-SA запрещают осуществление предоставленных ими прав способом, изначально предполагающим или подразумевающим впоследствии коммерческую выгоду или личную денежную компенсацию. Но обмениваться каким-либо образом на другое защищенное авторским правом произведение можно, только если нет платежа или иной денежной компенсации в связи с этим обменом.

CC честно предупреждает, что предоставляет только лицензию, названную почему-то в самом тексте информацией, и никаких гарантий в отношении предоставленной информации, то есть лицензии, не дает и тем более отказывается от ответственности за убытки, возникающие из ее использования и настоятельно рекомендует проконсультироваться у юриста, прежде чем начать применять лицензии. То есть лицензиар и лицензиат действуют исключительно на свой страх и риск.

Лицензиар предоставляет произведение “как есть”, не давая никаких гарантий относительно отсутствия нарушения. Более того, лицензии заявляют об отсутствии ответственности лицензиара за возможные убытки, в том числе возникающие из наказаний, за исключением случаев предусмотренных действующим законодательством. Иными словами нарушение возможно при использовании прав, а вот возмещения убытков из-за этого нарушения вряд ли удастся добиться.

Лицензиат сам выбирает, что ему лучше: кот в мешке или наличие гарантии хотя бы возмещения убытков при недобросовестности лицензиара. Кто сможет проверить, на самом ли деле человек создал оригинальное произведение и имел право разрешить безвозмездно использовать? Большая вероятность, что только профессионал с большим опытом и эрудицией сможет с определенной точностью сказать какое произведение оригинальное, а какое “навеяно классикой”.

А ведь за нарушение авторских и смежных прав, к примеру, в США. Германии, Англии и других странах, наказание может, в лучшем случае, просто разорить лицензиата. Получается, что при использовании этих лицензий, может быть и есть экономия на очистке прав, но вот на услуги юридических контор все равно придется разориться. Ведь риск убытков, в связи с предоставлением недостоверной или даже неточной информации, может быть, порой, в несколько раз больше, чем приобретение прав за деньги.

Формулировка, что сама лицензия СС может рассматриваться как контракт, представляет собой особый интерес. Ведь получается, что лицензиат вступает в соглашение при любом использовании произведения. Но это не единственная интересная формулировка. Права по лицензии предоставляются в вознаграждение за принятие пользователем условий лицензии. То есть о денежном вознаграждении, эквиваленте речи не идет.

К примеру, в английском праве для действительности договора необходима компенсация, возмещение (consideration), по принципу quid pro quo, за исключением обязанности, принятой без встречного удовлетворения (gratuitous promise), которая должна быть заверена печатью при свидетелях, потому что простое обещание сделать что-нибудь в будущем может быть отменено.

Согласно “Своду английского гражданского права” под ред. Э. Дженкса, “договор за печатью должен быть полностью написан или напечатан либо частично написан и частично напечатан на бумаге или пергаменте, подписан, снабжен печатью и вручен подписавшей его стороной самолично или по ее распоряжению”. Компенсация должна быть достаточной, адекватной и, как правило, в денежной форме.

Хотя, основное требование – достаточность компенсации для существования договора, которая может быть в размере одного фунта стерлингов. Согласно закону об авторском праве Великобритании, статье 90, передача авторского права, но не лицензия, недействительна, пока сделка не заключена в письменной форме. Но закон Германии от 22 марта 2002 года об укреплении договорных позиций авторов и исполнителей позволяет автору передавать право использования любому бесплатно на неисключительной основе.

В России намеревались ввести механизмы, подобные СС. Дмитрий Медведев поручил главе Минкомсвязи Игорю Щеголеву и советнику президента Венеамину Яковлеву разработать к 1 августа 2011 года законодательные поправки, позволяющие использование в России свободных лицензий в отношении защищенных авторскими и смежными правами произведений. Как обещал помощник президента Аркадий Дворкович, “подготовка предложений будет происходить с участием представителей профессионального сообщества, правообладателей и пользователей, а также зарубежных партнеров”.

Иными словами, российскому творческому сообществу хотели “предложить” отказаться от некоторых основных прав на интеллектуальную собственность во имя всеобщего прогресса. Использование Creative Commons и GNU General Public License относительно давно обсуждалось в деловых кругах. Высказывалось мнение, что это панацея от очистки прав на контент.

Возьмем развлекательный контент – музыку или кино. По действующему законодательству, распоряжение исключительным правом возможно “любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом” (ст. 1233 ГК). Формулировка великолепная, предоставляет полную свободу действий, но, тем не менее, основной способ – передача прав по договору. Вообще договор можно назвать как угодно. Главный вопрос в вознаграждении, эквиваленте. В российском законодательстве встречное удовлетворение также является важным фактором, оказывающим влияние на действительность, а главное, квалификацию договора, и передача исключительных прав не составляет здесь исключения.

Министерство экономического развития, надеясь разрешить все споры и сомнения относительно толкования и интерпретирования отечественного закона, предложило поправки в ГК, по которым “правообладатель может сделать заявление о предоставлении любым лицам возможности безвозмездно использовать принадлежащий ему результат интеллектуальной деятельности на определенных им условиях и в течение указанного им срока. В течение этого срока любое лицо вправе использовать этот результат на указанных условиях. … Указанное заявление должно быть сделано путем размещения на официальном сайте федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности. В течение срока действия заявление не может быть отозвано, а предусмотренные в нем условия использования не могут быть изменены. Положения настоящего пункта не применяются к результатам интеллектуальной деятельности, в отношении которых настоящим кодексом установлен порядок предоставления правообладателем открытой лицензии (статьи 1368 и 1429).”

Если бы поправки приняли в предложенном виде, то как быть, к примеру, с компанией, использующей произведения по СС? Одной этой статьи в четвертой части ГК недостаточно. Да и стоимость самой компании будет маленькой, ведь никаких ценных активов при бесплатном использовании не будет. Большинство успешных бизнесменов стремится к эксклюзиву, к исключительному обладанию гениальной и приносящей деньги интеллектуальной собственности. А если ей можно пользоваться бесплатно, то кто захочет вложить деньги без их отдачи – только меценаты или альтруисты. В противном случае деньги будут вкладывать, только если будет косвенная отдача.

В отношении применения лицензий СС можно рассмотреть несколько судебных дел.

Адам Карри (Adam Curry), бывший виджей MTV, разместил на сайте Flickr.com в своем виртуальном альбоме под лицензией Creative Commons Public Licence Attribution-NonCommercial-ShareAlike 2.0, запрещающей коммерческое использование и разрешающей копирование, несколько личных семейных фотографий, которые были помечены знаком копирайта, указывающего, что исключительные права принадлежат автору.

Нидерландский таблоид Audax в журнале Weekend опубликовал четыре фотографии вместе со статьей о семье самого виджея. Причем таблоид сам признал принадлежность исключительных прав автору, поставив значок копирайта. Адвокат Адама письменно потребовал прекратить продажи издания с опубликованными фотографиями, выплатить 10000 евро в качестве аванса за нанесенный вред и впредь воздерживаться от опубликования фотографий семьи виджея. Таблоид всего лишь извинился публично в следующем издании.

Адам предъявил требования к таблоиду через суд. В числе требований было, в частности, выплатить 20000 евро, выплатить все судебные издержки, понесенные заявителем, сообщить количество проданных копий журнала и вернуть непроданные копии таблоиду и, конечно, опубликовать тот текст, который хотел опубликовать автор фотографий. Журнал предложил компенсацию в 1500 евро, посчитав, что это и так большая сумма за фотографии, стоимость которых равна нулю, так как каждый может их увидеть в Интернете.

Суд же посчитал, что нарушение лицензии таблоидом не причинило какой-либо вред. Вследствие чего нет основания для возмещения ущерба и изъятия номеров журнала, которое иногда практически просто не возможно. Суд запретил в дальнейшем любое использование, воспроизведение и/или сообщение публике произведений Карри без предварительного разрешения, если не соблюдаются условия, изложенные в лицензии Creative Commons, под которой были размещены фотографии, или не соблюдаются предусмотренные законом обязательные условия. Наказание за нарушение запрета составляет 1000 евро за каждый случай нарушения, но не более 20000 евро.

Есть еще один случай. Дело Якобсен против Катцера (Jacobsen v. Katzer), получившее огласку в американских СМИ. Роберт Якобсен (Robert Jacobsen) вместе с другими программными разработчиками в 2000 году основал проект Java Model Railroad Interface (JMRI) для разработки программного обеспечения, которым можно было пользоваться бесплатно по Artistic License. Якобсен также разрабатывал ПО на заказ.

Метью Катцер (Matthew Katzer) тоже основал компанию по разработке ПО. Предположительно, один из работников Катцера скачал с сайта Якобсена некоторые файлы и использовал часть их кода для разработки ПО, не указав, при этом, ни имен авторов, ни уведомлений о копирайте. Оба обвинили друг друга в нарушении авторских прав, с Якобсена потребовали 6 млн. долларов. Окружной суд решил, что Artistic License создает “намеренно свободную” неисключительную неограниченную лицензию и таким образом не создает ответственности за нарушение авторского права.

Якобсен имел основание для иска только за нарушение контракта, но не за нарушение авторского права, основанного на нарушении условий Artistic License, потому что нарушение контракта не создает презумпции невозместимого ущерба. Апелляционный суд федерального округа в своем решении признал не только то, что правообладатель может предоставить произведение в бесплатное пользование, но и то, что лицензии “open source” имеют законную силу.

Суд, ссылаясь на судебные дела Sun Microsystems против Microsoft и Graham против James, утверждал, что “обычно обладатель авторского права, предоставляющий неисключительную лицензию на использование его материала, защищенного авторским правом, отказывается от своего права подать в суд на лицензиата за нарушение авторского права и может подать в суд только за нарушение контракта.” Тем не менее, если лицензия ограничена определенными рамками и действия лицензиата выходят за рамки лицензии, то лицензиар может подать иск за нарушение авторского права.

Выбор в пользу требования компенсации в форме соответствия условиям, предписывающим раскрытие и объяснение изменений, вместо денежного вознаграждения, также не менее заслуживает правового признания. Таким образом, нарушение Artistic License является не только нарушением контракта, но и нарушением авторского права. Стороны заключили соглашение, по которому Якобсену Катцер должен был выплатить 100 000 долларов в течение 18 месяцев, что все равно не покрыло расходы на судебные разбирательства, и обе стороны в течение ближайших 10 лет не будут инициировать судебные разбирательства против друг друга. Такое разрешение спора приветствовалось многими, особенно сторонниками свободных лицензий.

Практика показывает, что использование лицензий, наподобие СС, возможно. Но что если человек решил отказаться от своих альтруистических принципов и быть намного меркантильнее, чем прежде? СС по этому поводу говорит, что лицензии не подлежат отмене. То есть, распространение произведения по лицензиям СС остановить можно, но вот существующие по лицензии копии этого произведения из оборота изъять уже нельзя. Механизм вот только не прописан, просто так отказаться от прав не получится.

Английское законодательство совершенно правильно отмечает, что обещание можно взять и обратно. В США, в силу сложившейся судебной практики, еще можно обосновать безвозмездное использование произведений во время действия лицензии и то не во всех случаях. СС вообще предлагает отказ от авторских и смежных прав. Вот только по большинству законодательств, в том числе и по российскому, неимущественные права не передаются и отказ от них ничтожен. У автора все равно будет возможность косвенно контролировать изменение произведения и распространение его копий.

Конечно, есть люди, действительно создающие оригинальные произведения и предоставляющие их в свободное пользование. Есть, исключения, подтверждающие правила, но вообще крупные компании не стремятся использовать масштабно публичные лицензии. Это чревато исками о нарушении личной жизни, авторских прав и требованиями о возмещении ущерба. К примеру, права на фильмы о Джеймсе Бонде были оценены в несколько миллиардов долларов. Захотел бы кто-нибудь отказаться от таких денег? Или отказаться от прав на песни группы Beatles стоимостью несколько сотен миллионов долларов? Почему завод Bayerische Motoren Werke AG не собирался и не собирается в будущем бесплатно давать пользоваться своей продукцией или вообще ее дарить?

Разработчики лицензий СС предоставили обществу своеобразное уникальное соглашение с намерением объединить в нем все или, хотя бы, большинство договоров, необходимых для опубликования, распространения и копирования произведения. Цель – избежать бюрократии и сократить в разы документооборот – оправдывает средства. К примеру, термин репродуцирование означает процесс создания копий оригинала, но в лицензиях этот термин также означает фиксацию исполнения.

Регулирование авторских и смежных прав слито воедино. А главное то, что применение этих лицензий “избавляет” от никому не нужных оформлений объектов интеллектуальной собственности, минуя, к примеру, оформление создания фонограмм, как отдельных объектов смежных прав, оформление текста произведения как отдельного объекта авторского права. Не нужно заключать никаких соглашений на распространение произведения какими-либо способами, нет надобности высчитывать тарифы, их калькуляцию, отчетность. Получается, что не нужны никакие цифровые коды, ни базы данных, в них не будет надобности.

Вся необходимая информация заключается в лицензии. Скачал, загрузил и пользуйся, сколько хочешь. Интересно также то, каким образом творцы, отказывающиеся от денег, собираются поддерживать достойный уровень жизни, ведь денег-то от своей интеллектуальной деятельности они не получают, за исключением случаев, когда это предписано законом. Своеобразный коммунистический копирайт. С одной стороны, возможно, разработчики лицензии и правы, утверждая, что прогресс значительно рванет вперед, скорее всего, на какое-то время, но с другой стороны, в настоящие дни ни одно государство не может обойтись без интеллектуальной собственности и отказаться от нее тоже не может.


[1] Выступление генерального директора ВОИС Фрэнсиса Гарри на конференции “Голубое небо”: будущие направления в законодательстве об авторском праве 25.02.2011


Автор статьи: Илья Кондрин