Что не так в предложенном смежном праве для издателей прессы в ЕС?

Благодаря интернету, недостатку времени и сил пользователей, ну и конечно новостным агрегаторам, издатели периодики стали терять не только аудиторию, но и прибыль. Поэтому, чтобы оздоровить их финансовое положение и “восстановить” рыночный баланс, законодатели ЕС предложили ввести новое смежное право для издателей, вместе с обоснованием.

Часть научного сообщества ЕС решила посмотреть на предлагаемое нововведение с другой стороны, и сосредоточиться не на ответе на вопрос “зачем”, а на ответе на вопрос “как это будет работать”. Ведь, согласно предложению, под новое право подпадают даже российская периодика – значит ли это, что российские СМИ будут иметь право претендовать на вознаграждение за использование их материала, созданного трудом российских журналистов?

Во-первых, необходимо определиться с предметом регулирования. Что означает пресс публикация? Определение есть, даже есть разъяснение, почему оно так сформулировано. Согласно определению, пресс публикация – это собрание, составленное из литературных произведений журналистского характера, но при этом это собрание может включать в себя “иные произведения или объекты интеллектуальной собственности”. Определение дополняется тремя условиями – коллекция публикуется под одним названием, целью ее является предоставление информации и составляется под ответственность редактора и контроля сервис провайдера.

По мнению научного сообщества, которое опять “не вовремя придирается к словам”, определение достаточно широко и охватывает также научные и академические публикации. Но пункт 33 декларативной части директивы разъясняет, что такие публикации не подпадают под защиту новым смежным правом. Вот только декларативная часть только толкует положения директивы, хотя в соответствующем положении самой директивы научные и академические публикации прямо не исключаются из сферы защиты. Поэтому, в случае возникновения “сомнения”, главную роль будет играть буквальный текст определения, а не его толкование. Поэтому было предложено пункт 33 добавить в определение.

Что касается такого вопроса как территория. Для возникновения защиты определение ставит только одно условие – собрание должно быть опубликовано, а вот относительно того, где именно оно должно быть опубликовано определение ничего не поясняет. Также отсутствует определение издателя. То есть, согласно определению, издатель может быть любой, так же как и само собрание литературных произведений. Получается, что это может быть любой издатель и любое собрание, как из ЕС, так и из США, так и из России. Интересно, захотят ли российские СМИ воспользоваться такой возможностью монетизации, даже если Яндекс с Google будут категорически “против”?

В качестве компромисса было предложено добавить в декларативную часть директивы условие инкорпорирования, проще говоря “проблема национальности и местоположения” издателя решалась бы при помощи нахождении компании в государствах-участниках ЕС. Другое компромиссное предложение ограничивает сферу действия нового права “пресс публикациями в пределах Европейского Союза”. Это только усложняет применение закона и реализацию права. Поэтому все равно придется более детально прописывать механизм применения закона.

Что касается срока действия нового права. Согласно предложенному тексту директивы срок составляет 20 лет после публикации. В настоящее время рассматривается вариант сокращения срока до одного года, комитет по правовым вопросам рассматривает сокращение срока охраны до 5 лет. Не менее интересный вопрос – когда начинается течение срока? В случае с печатной версией это можно легко определить. А вот как будет осуществляться применение положения о сроке в отношении онлайн среды? Ведь если новый материал добавляется к старому, получается новое “собрание литературных произведений”, включающее в себя и старый материал и новый, и срок охраны будет начинаться заново?