Территориальный аспект ответственности лицензиара за нарушение исключительных прав лицензиата в интернете

Две организации, польский национальный вещатель Telewizja Polska, производящий контент для вещаемых на польском языке каналов, включая TV Polonia, и канадская организация Spanksi Enterprises, заключили лицензионное соглашение, по которому канадская организация получала право вещания контента TV Polonia на территории северной и южной Америки.

Спустя некоторое время у сторон соглашения возникли разногласия относительно объема предоставленных по соглашению прав. В 2009 году стороны заключили еще одно, мировое, соглашение, согласно которому у Spanski были исключительные права на контент TV Polonia, включая интернет, на территории северной и южной Америки.

У польского вещателя есть также сервис-по-требованию, где он выкладывает свой контент для широкого доступа, чтобы зритель мог посмотреть его онлайн. Для защиты прав и интересов канадской организации, польский вещатель должен был применить гео-блокирование на своем сервисе, чтобы зрители из северной и южной Америки не могли получить доступ к контенту на сервисе польского вещателя. В итоге, установки доступа к контенту на сервисе-по-требованию содержали условие “минус Америка”.

Над соблюдением и контролем этих условий трудились и несли ответственность две команды польского вещателя, они должны были гарантировать, что загружаемый на сервис контент должен включать в себя территориальные ограничения. Первая группа – “аудиовизуальные технари” – занимались конвертацией каждой единицы контента в один или несколько цифровых видео форматов в соответствии с заданной спецификацией, которую они получали от второй группы – система управления контентом. Если первая группа проигнорирует установки гео-блокирования доступа к контенту, то доступ может быть получен только в том случае, если эти установки проигнорирует и вторая команда.

В 2011 году, адвокаты канадской компании обнаружили, что часть лицензированного контента доступна зрителям северной и южной Америки на сервисе-по-требованию польского вещателя. Эта часть состояла из 51 эпизода телевизионной программы. В период с декабря 2011 по март 2012 адвокаты канадской компании наслаждались просмотром лицензированного контента на сайте польского вещателя. По окончании просмотра канадская компания подала в суд США на польского вещателя за нарушение исключительных прав канадской компании на 51 эпизод телевизионной программы на территории США.

Окружной суд решил, что 51 эпизод телевизионной передачи, права на которые были лицензированы Spanski на территорию США, был доступен и просмотрен в США через веб-сайт TV Polska в течение периода нарушения, и что не было ни одного доказательства, что невыполнение системой гео-блокирования своей функции явилось причиной предоставления публике США доступа к этим эпизодам ТВ передачи. Более того, окружной суд решил, что эпизоды стали доступными публике США вследствие осознанных действий сотрудников TV Polska, которые исключили из настроек гео-блокирования установку территориального ограничения “минус Америка” и создали цифровой формат без гео-блокирования. Проще говоря, это был не сбой системы, а осознанное нарушение договора и прав лицензиата.

В итоге, суд пришел к выводу, что TV Polska несет ответственность в соответствии с законом США за нарушение лицензированных соглашением прав Spanski в 51 эпизоде. Что самое интересное, при рассмотрении спора в суде, наличие у Spanski исключительных полномочий на территории США, даже не оспаривалось. То есть польский вещатель продал исключительную лицензию на территорию северной и южной Америки, и при этом намеренно нарушал договор и взятые на себя обязательства. Суд также отметил, что хотя закон США не предусматривает ответственность за нарушения, совершенные за границей пределов США, тем не менее, нарушение прав канадской компании не было полностью экстерриториальным, потому что 51 эпизод был просмотрен на территории США.

Не смотря на то, что сотрудники, ответственные за систему гео-блокирования TV Polska, свидетельствовали о том, что в форматах эпизодов отсутствовали установки гео-блокирования совершенно случайно, Spanski, так же как и суд, не увидели ни одного доказательства “случайности” отсутствия гео-блокирования, и суд решил, что польский вещатель осознанно и намеренно нарушил исключительные полномочия канадской организации в США. После того, как окружной суд установил факт ответственности польского вещателя, он обратился к рассмотрению вопроса размера понесенного канадской организацией ущерба.

Мало того, что нарушение прав было намеренным, так в суде еще выяснилось, что польский вещатель попробовал скрыть этот факт – внезапно удалив некоторые форматы эпизодов без гео-блокирования и соответственно изменив определенные логи произведений, которые были представлены в качестве доказательств, с целью создать ложное впечатление того, что эпизоды появились исключительно в форматах гео-блокирования с самого начала и были такими все время. Учитывая все эти факты – намеренное нарушение исключительных полномочий и “вопиющая” манипуляция с доказательствами – суд установил размер ответственности польского вещателя в размере $60.000 за каждый эпизод, что в итоге составило $3.060.000.

Польский вещатель подал апелляцию, как в отношении ответственности, так и в отношении убытков. К делу даже подключились сами США как государство, правда, не на стороне польского вещателя. К США присоединилась также группа продюсеров и дистрибьюторов. На апелляции польский вещатель не оспаривал ни юридическую силу лицензии канадской организации, ни объем ее полномочий в соответствии с законодательством США, он просто полагал, что окружной суд ошибочно пришел к выводу о нарушении польским вещателем прав канадской организации.

Апелляционная инстанция изначально поставила вопрос – когда собственник зарубежного сайта, действующий за пределами границы США, загружает видео контент, в котором другая сторона владеет исключительными правами на территории США, и затем адресовывает этот загруженный контент зрителям США по их требованию, нарушает ли такой собственник права в соответствии с законом США? И если нарушает, защищен ли он от ответственности принципом отсутствия экстерриториального действия закона США?

Забегая вперед, апелляция, отвечая на эти вопросы “да” и “нет”, пришла к выводу, что окружной суд верно пришел к заключению, что польский вещатель, передавая 51 эпизод определенных телевизионных программ на польском языке в США посредством своей онлайн системы видео-по-требованию, был ответственным за нарушение исключительных полномочий на северную и южную Америки, полученных канадской организацией.

Польский вещатель попробовал свалить всю ответственность за нарушение прав на конечного пользователя. Согласно позиции вещателя, “обслуживая полностью автоматизированный сервис видео-по-требованию, нельзя нести ответственность за нарушение прав, потому что только конечный пользователь, кто, в конечном счете, выбирает какой контент смотреть, единственный кто несет ответственность за любое нарушение прав”. В качестве альтернативы, вещатель также утверждал, что так как его действия были совершены только на территории Польши, возлагать на него ответственность по закону США за такие действия, означало бы недопустимое экстерриториальное действие закона США, потому что в самих США он ничего не делал.

Суд отметил, что “если действие, относящееся к предмету регулирования закона США, произошло в США, тогда дело включает в себя допустимое внутреннее применение (закона США) даже если другое действие произошло за рубежом; но если действие, относящееся к предмету регулирования закона США, произошло за рубежом, тогда дело не может включать в себя недопустимое экстерриториальное применение (закона США), вне зависимости от любого другого действия, произошедшего на территории США.”

Закон предоставляет исключительные права, которые гарантируются запретом их нарушений. Закон защищает эксклюзивность прав, которые он гарантирует. И хотя польский вещатель предоставлял зрителю США только тот контент, который он сам производил, тем не менее, он нарушил исключительные полномочия канадской организации на территории США; нарушение произошло на компьютерных экранах в США, на которых были продемонстрированы эти эпизоды. А раз действие, являющееся предметом регулирования закона США, было осуществлено в США, значит это дело включает в себя допустимое внутреннее применение закона США.

Но польский вещатель так просто сдаваться не хотел. Он предложил новую теорию – было целых два публичных исполнения произведения в контексте международной передачи контента. Одно публичное исполнение было осуществлено самим вещателем заграницей с точки начала передачи, а другое – самим пользователем в точке приема передачи в США. Согласно этой теории, вещатель совершал бы нарушение только лишь посредством передачи охраняемого законом произведения в пустоту (в свободное пространство), вне зависимости от того, сможет ли хоть один зритель увидеть контент в результате такой передачи. Суд не стал рассматривать эту теорию. В этом деле нарушение произошло в США.

В качестве последней попытки, польский вещатель предположил, что только зарубежные правоприменительные органы могут разобраться в таком деле. Тем более что зарубежный нарушитель в США является легитимным правообладателем у себя на родине, а права лицензиата в США защищены контрактом, поэтому нет необходимости применять закон США к защите интересов лицензиата. Суд с этим тоже не согласился. Принимая во внимание все рассмотренные факты и доказательства, апелляционный суд оставил решение окружного суда в силе.