Форма и внешний вид товара как нарушение торговой марки

Одна компания в Италии производит пищевую продукцию – печеньки – а заодно является собственников ряда товарных марок и знаков отличия. Печенье этой компании достаточно известный продукт на внутреннем рынке. Это учла другая компания, которая предложила сотрудничество первой – производить подушки в форме печенек. Расчет был на то, что если сладости известны и узнаваемы на рынке, то подушки тоже будут бойко раскупать.

Вот только производитель печенек отказался от сотрудничества и совместного бизнеса. Но это не расстроило производителя подушек – он начал производство и выпуск на рынок подушек без участия производителя сладостей, которому это не понравилось. Производитель печенья подал в суд на производителя подушек за нарушение прав на торговые марки и знаки отличия, а также за недобросовестную конкуренцию, включая “паразитирующую” конкуренцию.

На обвинения и претензии ответчик парировал тем, что форма его подушек, которая почти как две капли воды похожа на форму печенья истца, общеупотребительна в сфере изготовления хлебобулочных изделий, поэтому печенья истца, сами по себе, не обладают отличительными признаками. При покупке потребители все равно будут обращать внимание на упаковку, а не на форму самого продукта, которая и будет ассоциировать продукцию с обладателем торговой марки.

Более того, торговые марки истца не зарегистрированы для текстильной продукции, поэтому не являются известными торговыми марками. И наконец, истец противоречит сам себе – он действовал вопреки принципам добросовестной конкуренции. Отказавшись сотрудничать в производстве подушек в форме печенья, он устраивал конкурс, в котором вручался приз – подушка в форме печенья. Но суд решил, что ответчик нарушил права истца на торговую марку.

Истец реализовывал свою продукцию под знаками отличия, идентичными знакам отличия истца. И даже когда истец потребовал прекратить и воздержаться в дальнейшем от незаконного использования знаков отличия, ответчик немного их изменил и продолжил реализацию своей продукции. Нарушение ответчика заключалось в маркировке продукции, коммерческом названии, использовании метатегов, ключевых слов для поисковых машин, доменных имен, и использовании хэш-тегов в социальных медиа.

Судья решил, что использование ответчиком знаков, совпадающих или аналогичных торговым маркам истца, было осуществлено с целью паразитической эксплуатации репутации и престижа торговых марок истца, а также введения в заблуждение относительно наличия ассоциации ответчика с истцом. Суд не согласился с аргументом ответчика, что торговые марки истца не являются хорошо известными, скорее наоборот – в результате своего поведения ответчик недобросовестно получил преимущество за счет репутации истца.

В итоге нарушение прав истца стоило ответчику 150 тысяч евро, плюс возмещение расходов на ведение процесса.