Оценка влияния модернизации регулирования копирайта в ЕС – последствия второго варианта на цифровые ретрансляции

Обязательное коллективное управление правами на ретрансляцию ТВ/радио вещания посредством любого сервиса ретрансляции, вне зависимости от используемой технологии или сети ретрансляции, пока такой сервис предоставляются определенному количеству пользователей (подписчики, зарегистрированные пользователи)

Второй вариант повысил бы уровень правовой определенности в интересах широкого спектра сервисов ретрансляции – IPTV, OTT, спутниковых, DTT, мобильных – и, как можно ожидать, (i) будет способствовать большему разнообразию таких сервисов, и (ii) послужит провайдерам сервисов ретрансляции стимулом для расширения ассортимента предлагаемых их подписчикам ТВ или радио каналов.

Предполагается, что этот вариант снизит транзакционные издержки, связанные с очисткой прав на ретрансляцию тем же самым способом, упомянутым в первом варианте. Второй вариант благоприятствовал бы различным видам сервисов ретрансляции, но при этом его можно было бы рассматривать как деформирующим конкуренцию между OTT сервисами в зависимости от их бизнес модели (OTT сервисы ретрансляции, у которых нет подписчиков или зарегистрированных пользователей, полагающиеся на рекламу, не смогут извлекать выгоду из оптимизации очистки прав).

Последствия более широкого охвата второго варианта, по сравнению с первым вариантом (охватываемые OTT сервисы ретрансляции) сложно оценить в силу экспериментальной / нишевой природы этих сервисов ретрансляции. Тем не менее, второй вариант может негативно сказаться на правообладателях, которые полагаются на индивидуальное или добровольное коллективное управление их правами и для которых очень важно сохранять контроль над онлайн ретрансляцией их контента (в особенности, но не только, для аудиовизуальной индустрии).

Как уже объяснялось в первом варианте, крупные правообладатели могут предпочесть сохранить контроль над лицензионным вознаграждением и иными условиями предоставления лицензий. Учитывая важность, экспериментальный / нишевой характер рынка OTT и его потенциально огромный масштаб, предпочтение контролировать лицензирование прав на OTT ретрансляцию гораздо сильнее, нежели в случае с ретрансляцией через “закрытые” сети.

Сервисы OTT ретрансляции, по своей природе, не связаны прочно с определенной территорией, и их возможность гарантировать контролируемую среду ограничена по сравнению с, например, кабельными или IPTV сервисами (которые обыкновенно ограничиваются национальными или региональными территориями). Также контент, который передается через открытый интернет, может быть легко перехвачен, в отличие от того контента, который передается через “закрытые” сети, как, например, IPTV. Наконец, так как эти сервисы сами по себе не связаны с какой-либо определенной инфраструктурой, их количество потенциально может быть огромным.

Так как второй вариант, как предполагалось, будет охватывать широкий спектр сервисов ретрансляции (в особенности ОТТ), то он может создать риск того, что правообладатели не всегда смогут выбрать оптимальную бизнес стратегию с целью получить прибыль от вложенных инвестиций. Этот риск особенно актуален для ретрансляций через ОТТ сервисы. В частности, доступ к одному и тому же контенту может быть предоставлен на одной и той же территории в одно и то же время через различные сервисы, как в результате эксклюзивных дистрибьюторских сделок правообладателей, так и в результате ретрансляции зарубежных ТВ каналов (например, предоставление доступа к премиум ТВ сериям в одно и то же время посредством сервиса VoD по подписке (SVoD) и посредством онлайн сервисов ретрансляции зарубежных каналов).

В принципе, это не отличается от первого варианта, но последствия таких случаев могут быть гораздо масштабнее учитывая трансграничный характер ОТТ сервисов, их потенциальный огромный масштаб (так как они не привязаны к какой-либо определенной инфраструктуре), и тот факт, что у них ограниченные возможности гарантировать, что потребители с других территорий не смогут получить доступ к сервису, и тот факт, что ОТТ сервисы более уязвимы в отношении нелегального перехвата контента.

Это может снизить стоимость эксклюзивных дистрибьюторских соглашений, основанных на различных “окнах” эксплуатации и подорвать стратегии дистрибуции по территориям. В силу возможного наложения различных “окон” друг на друга (платное ТВ, VoD, SVoD и бесплатное ТВ) у правообладателей может иссякнуть энтузиазм в лицензировании их контента для свободных “окон”, потому что такой контент может быть легко ретранслирован онлайн в другом государстве-участнике в соответствии с режим принудительного коллективного управления правами.

Что касается обществ по коллективному управлению правами (ОКУПов), то, вероятнее всего, последствия второго варианта, для них будут позитивными (например, для ОКУПов, представляющих интересы продюсеров аудиовизуальных произведений для целей ретрансляции по кабелю), так как этот вариант позволит им как предоставлять лицензии на ретрансляцию, так и получать лицензионные доходы от огромного количества провайдеров сервисов ретрансляции (при этом при низких затратах – применяя механизм лицензирования для кабельных сервисов).

Как и первый вариант, этот вариант, как ожидается, будет способствовать развитию конкуренции между различными сервисами ретрансляции и более широкому разнообразию ТВ / радио каналов из других государств-участников и, следовательно, потенциально, снижению цен для потребителей. Тем не менее, упомянутый ранее риск наложения различных “окон” эксплуатаций может привести к сокращению доступного через бесплатное ТВ премиум контента.

Так как второй вариант расширит сферу принудительного коллективного управления и, поэтому, ограничит выбор правообладателей в отношении лицензирования, то он окажет значительное влияние на право интеллектуальной собственности как на право собственности и на свободу ведения бизнеса. Тем не менее, у второго варианта могут быть и позитивные последствия в плане свободы информации в зависимости от желания правообладателей лицензировать их контент для свободных “окон”.

Первый вариант является предпочтительным, так как он повысит доступность различных сервисов ретрансляции и ТВ / радио вещания из других государств-участников, в то же самое время ограничивая свои последствия для правообладателей. В отличие от первого варианта, базовый сценарий не позволил бы достичь поставленных целей, а второй вариант повлек бы за собой риск для правообладателей с точки зрения стратегий дистрибуции и доходов от лицензирования, которые, в свою очередь, могут сказаться на доступности контента для потребителей.