Откуда черпалось вдохновение для глобальных лицензий?

На одном ресурсе можно почитать очень интересное интервью, объясняющее не только некоторые детали предлагаемой концепции, но и, причины, способствующие разработки концепции.

— В ряде других стран механизм глобальных лицензий обсуждался — но нигде пока не используется. Что помешало другим государствам использовать его?

“— Мировой опыт борьбы с нарушениями интеллектуальных прав в интернете показывает, что проблема пиратства требует системного и комплексного решения. В последнее время власти многих стран всё чаще признают необходимость борьбы с пиратством не посредством принуждения к отказу от использования нелегального контента, а путем внедрения новых бизнес-моделей.

Из наиболее интересных можно отметить разработки профессора Стэнфордского университета Уильяма Фишера по созданию альтернативной модели лицензирования музыки, кино и иных объектов в рамках обмена контентом в глобальной сети под названием Digital Media Exchange (DMX), а также предложения экс-руководителя британского Управления по делам радио, телевидения и предприятий связи Ричарда Хупера по комплексному преобразованию правового регулирования интеллектуальных прав в цифровой сфере.

Проект DMX

Проект, объединяющий и пользователей и правообладателей, представляет из себя P2P сеть, позволяющую неограниченно обмениваться музыкой, фильмами, фотографиями, играми, документами, телевизионными передачами без DRM. Своеобразная локальная сеть. Каждый подписчик, или его интернет-сервис провайдер, должен платить месячное вознаграждение. DMX собирает денежные поступления и, за вычетом административных расходов, распределяет их среди поставщиков контента в соответствии с формулой распределения роялти.

Правление выбирается из поставщиков контента (4 директора), из подписчиков, физические лица, интернет-сервис провайдеры, университеты, колледжи, корпорации, отели, торговые ассоциации (4 подписчика), из представителей Berkman Center for Internet and Society (4 представителя), и 4 дополнительных директора, назначенных для предоставления экспертизы правлению в отношении технических, индустриальных, культурных и потребительских аспектов.

Как распределяются роялти? В расчет, в том числе, принимаются количество скачиваний, количество проигрываний, своеобразный бонус за добавленные произведения, копии сделанные на переносные устройства (с целью последующего прослушивания или использования в личных целях), доступность произведений для их изменений.

То есть проект основан не только на добровольном начале, но и предполагает “закрытый” круг пользователей и поставщиков контента, где можно ТОЧНО определить, сколько и кто скачал или использовал контента, а также кто и сколько должен получить денег.

Отчет Ричарда Хупера.

Digital copyright exchange – автоматическая электронно-вычислительная онлайн система, позволяющая лицензиарам предлагать их права и позволяющая лицензиатам или пользователям прав получать лицензии. У этой системы есть шесть функций для лицензиатов: 1) поиск различного вида контента; 2) определение и согласование, какие виды использования подходят пользователю; 3) назначение цены лицензиаром для тех видов использования, на которые система запрограммирована предлагать контент; 4) оплата использования прав онлайн; 5) отправка контента пользователю в нужном ему формате; 6) отчет перед правообладателем в отношении использования прав в целях правильного начисления вознаграждения правообладателю.

Лицензиаром может быть и ОКУП, и издательство, и автор, и рекорд лейбл, то есть и физическое и юридическое лицо.


Что общего между этими идеями и предлагаемой концепцией глобальной лицензии? Глобальная лицензия больше смахивает на аккредитацию с публичкой. Приведенные примеры международного опыта основываются на не принудительном лицензировании, а на решении самого правообладателя в отношении предоставления прав на контент. Эти идеи, скорее смахивают на предоставление “площадки” для правообладателей и пользователей с целью облегчения “общения” между ними.