“Payola” или проплаченные эфиры: «Монетизация эфира» по-русски. Вторая фаза – «музыкальный коммунизм».

(продолжение, начало и остальные части можно почитать здесь)

Через некоторое время начался процесс создания различных теле и радио конгломератов. Владельцы и руководство вновь созданных коммерческих структур, прекрасно зная, как и сколько можно заработать на «payola», не желали делиться даже минимальными доходами от «payola» с остальными сотрудниками компании, включая музыкальных и программных директоров.

Поэтому были ликвидированы любые возможности со стороны сотрудников радио и телекомпаний бесконтрольно распоряжаться «монетизацией радио или телеэфира». Это означало конец использованию в России первой и дикой формы «payola» – существование «черного нала». С конца 1990-х годов в России наступила эра второй формы «payola». Радио и телекомпании уже не требуют и не берут с артистов и фирм грамзаписи даже безналичные деньги за возможность последних «попасть в эфир».

Теперь все выглядит на первый взгляд цивилизованно и культурно. Звукозаписи или музыкальные клипы отдельных артистов как бы сами по себе «крутятся в эфире» радио и телекомпаний с той или иной периодичностью. Денег за это никто с артистов не берет. Есть только один нюанс. Радио или телекомпании, которые «даром» «крутят в своем эфире» звукозаписи или клипы артиста просят последнего также «даром» выступить в смешанном концерте в том или ином городе, или рок или поп-фестивале. Или опять же «бесплатно» принять участие в какой-либо популярной у публики музыкальной телепрограмме.

А организатором таких смешанных концертов, фестивалей, телепрограмм, конечно же, будет являться коммерческая структура, входящая в радио или телевизионный конгломерат. При этом никто и никому никаких денег не платит. Со стороны выглядит как какой-то музыкальный коммунизм. Все готовы работать «даром» радио искусства.

Конечно же, никакого альтруизма в действиях ни одной из сторон в таких взаимоотношениях нет. Одна сторона, артист, прекрасно знает, что если он не будет принимать участие в таких концертах, фестивалях и телепрограммах, его музыкальное творчество так же таинственно исчезнет из эфира, как и таинственно, в нем возникло. Другая сторона, радио и телекомпании, отказавшись от получения с артиста наличных денег, на самом деле получит их в гораздо большем объеме.

Любое «бесплатное» для артиста мероприятие (концерт, фестиваль, телепрограмма) будет в обязательном порядке записано на аудио и видео, на посещение концерта или фестиваля будут продаваться билеты, будет продаваться реклама, будут выпущены различные носители звука и видео и т.д. И со всех этих доходов не предполагается, что артист, а уже тем более персонал радио и телекомпаний смогут получить хоть одну копейку.

Как пытаются юридически оформить вторую форму «payola» российские радио и телевизионные конгломераты можно увидеть на примере некоторых пунктов их стандартного контракта с артистом по поводу его выступления на организуемых конгломератом мероприятиях.

Итак: «1.2. По настоящему Договору Исполнитель ….. передает Обществу все исключительные имущественные права на использование исполнения следующими способами на весь срок охраны смежного права, предусмотренного законодательством РФ и для использования на территории всего мира, в том числе:

  • право на включение исполнения в телевизионную программу и передачу в эфир в составе данной телевизионной программы, в т.ч. через спутник (во всех видах и системах телевидения, как бесплатного, так и платного), а также последующую передачу в составе телевизионной программы по эфирным, кабельным системам и сообщение для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью любых других аналогичных средств (в том числе, по телекоммуникационным сетям и системам, включая глобальную сеть Internet);
  • право на передачу фонограммы в эфир по радио, а также сообщение для всеобщего сведения по кабелю (в том числе, с использованием цифровых сетей, а также с помощью глобальной сети Internet);
  • право на использование записи исполнения полностью или фрагментарно в составе телевизионной программы (в том числе, в целях рекламы и анонсирования телевизионной программы, с воспроизведением всего визуального ряда и/или фотографий и кадров со сценами из телевизионной программы с изображением Исполнителя).

Исполнитель …. передает исключительные права на использование исполнения Произведения, указанные в пункте 1.2 Договора, на безвозмездной основе.»

Остается ли вторая форма «payola» преступным деянием в России или нет? В Уголовном Кодексе России есть уточненное понятии взятки. Взяткой теперь считаются не только деньги, ценные бумаги, имущество, но и иные имущественные выгоды. В качестве таких выгод можно рассматривать бесплатное получение прав на выступление артиста в смешанном концерте, бесплатное предоставление артистом исключительных смежных прав на свое творчество и т.д. (пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда от 30 марта 1990 года). А в статье 575 Гражданского Кодекса России установлен запрет на дарение служащим теле и радиокомпаний подарков, сумма которых превышает пять минимальных размеров оплаты труда.

«Цифровая революция в музыкальном бизнесе и «payola»

Цифровая революция уже в начале 2000 годов нанесла свой первый сокрушительный удар по всей традиционной системе мировой музыкальной индустрии, косвенно отразившись на таком явлении как «payola». Повсеместное распространение музыки по цифровым сетям способствовало снижению продаж музыкальных материальных носителей – компакт-дисков, кассет и т.п. И как следствие падение доходов у российских радио и телевизионных конгломератов, использующих вторую форму «payola».

Радио и телевизионные конгломераты с завидным упорством не хотели вначале даже признать негативные последствия этого первого удара. Пытаясь обвинить в этом пресловутых пиратов и новые цифровые технологии (социальные сети, пиринговые сети, МР3 файлы и т.д.). Раз “виноваты” пираты и цифровые технологии, то радио и телевизионным конгломератам нет нужды менять свои маркетинговые стратегии не только в сфере «payola» и музыкального репертуара, но и вообще что-либо менять в своем бизнесе.

А на подходе уже второй сокрушительный удар. Что же это за второй удар? Известная американская фирма по изучению рыночной конъюнктуры (NPD Group) в начале 2009 года сообщила весьма интересные данные исследования потребительского поведения американских подростков в возрасте 13 – 17 лет. Так вот. Подростки стали МЕНЬШЕ тратить денег на музыку.

Вот цифры:

  1. Общие покупки (все виды покупок) подростками (13-17 лет) музыки в 2008 году по сравнению с 2007 годом упали на 19 процентов.
  2. Покупка компакт-дисков в 2008 году упала на 26 процентов по сравнению с 2007 годом.
  3. Платные цифровые загрузки музыки в 2008 году упали на 13 процентов по сравнению с 2007 годом. Причем 32 процента подростков, делавших платные цифровые загрузки музыки выражали недовольство творческим качеством самой музыки, а 23 процента подростков заявили, что у них уже есть “подходящая” домашняя коллекция цифровой музыки.
  4. Двадцать четыре процента подростков просто решили в 2008 году тратить меньше денег на любые виды покупок музыки.
  5. Пользователи пиринговых сетей стали на 6 процентов меньше загружать музыки.
  6. Число подростков, заимствующих музыку у своих друзей, уменьшилось в 2008 году на 28 процентов.

Интересно, что будут делать российские радио и телевизионные конгломераты, когда музыкальный рынок достигнет верхней точки музыкального насыщения? Может тогда они начнут платить деньги российским подросткам за “проявление интереса” к музыке и это явление и станет третьей формой «payola»?