Почему YouTube грозится удалить Despacito с сервиса в ЕС из-за авторских прав?

Как то CEO YouTube призналась, что стриминговый сервис не может выплатить роялти всем правообладателям песни Despacito. Признание мимолетом было сделано при обсуждении последствий новой директивы о копирайте на едином цифровом рынке. Если директиву примут в той редакции, которая обязывает такие платформы как YouTube фильтровать контент, то публичный доступ к большинству видео платформе придется закрыть.

“Оказывается”, цифровые сервисы не всегда могут выяснить или найти правообладателей. В этом они в чем-то похожи на общества по коллективному управлению правами. У них тоже одна из проблем это произведения сироты, когда правообладатель не может быть найден. “Оказывается” сервисы, хоть и эксплуатируют контент, но не всегда знают, кто правообладатель и кому платить, а пока все это выясняется – контент используется. Положения предлагаемой директивы также содержат обязательство платформы заключать лицензионные соглашения с правообладателями.

Опять же, если взять песню Despacito, то сервис YouTube знает, кто автор и издатель этой песни, сервис не может определить, кому платить 12,5% за права на некоторые территории. Поэтому, в случае принятия директивы в текущей редакции, сервис будет просто вынужден блокировать подобные видео с целью избежать ответственности.

Один из авторов журнала Billboard решил проверить, правда ли это. Для начала следует установить, кто является правообладателем. По 37,5% авторских прав принадлежит авторам Luis Fonsi и Erika Ender, которые работают через Sony/ATV, оставшиеся 25% принадлежат Daddy Yankee, который тоже работает через свою компанию Los Cangris, заключившей договор с Sony/ATV на администрирование прав на зарубежных территориях.

Итак, определившись с правообладателями, автор начал со звонка Sony/ATV. В Sony/ATV ему объяснили, что проблема не в роялти, которые Sony собирает. Не все роялти за авторские идут напрямую Sony/ATV, которая собирает механичку и за некоторые виды публички в Европе через SOLAR – совместное предприятие в Европе с обществами по коллективному управлению правами (ОКУПами) PRS for music из Великобритании и GEMA из Германии. Некоторые роялти приходят из американских ОКУПов (таких как ASCAP и BMI), у которых, в свою очередь, есть соглашения о взаимном представительстве интересов с зарубежными ОКУПами.

YouTube утверждает, что не всегда знает, кто из правообладателей и кого уполномочил собирать деньги от его имени и в его интересах; как сказал журналисту представитель YouTube “мы не знаем, кто собирает деньги за эти 12.5%”. Иными словами, получается, знают авторов, но не знают, кто может выдать лицензию как собственник прав или как администратор прав в интересах авторов. То есть правообладатель известен, но через кого ему заплатить – получается неизвестно. Проще говоря, знать кто правообладатель, еще не означает знать, кому платить за его права.

Возникает сразу вопрос – а напрямую нельзя разве? Найти его и лично спросить – “хотите получить деньги?”, если, конечно правообладатель не общается исключительно через юристов или от него невозможно получить корректную информацию о том, кому надо платить (если, к примеру, автор заключил с кем-то договор, но понятия не имеет, какие права он затрагивает) и на каких территориях. Бывает и так, что автор заключает договор, и искренне верит, что он предусматривает любое цифровое использование, а в реальности договор предусматривает только определенное цифровое использование определенных видов прав, но не всех, и пользователь может вообще отказаться заключать договор, чтобы избежать правовых рисков.

Это ситуация, когда правообладатель вроде бы известен, но неизвестно как ему заплатить, то, что тогда говорить о ситуации, когда пользователь загружает контент, его смотрят, слушают, иными словами коммерчески используют, но вот правообладатель (как первичный собственник прав, так и вторичный собственник прав) ничего не получает. Гавань безопасности снимает с сервиса, как с посредника, ответственность за отсутствие необходимых лицензий на загружаемый пользователями контент.

Поэтому, такие сервисы как YouTube, в бесплатной версии, некоторые рассматривают в большей степени как PR площадку. В России, к примеру, ставка делается на концерты, как и всегда, потому что доходы с концертов могут в разы превышать доходы с цифровой дистрибуции, только если правообладатель не крупный игрок с большим каталогом и не получает авансом вперед.

YouTube сделал очень многое, чтобы соответствовать требованиям “гавани безопасности”, предусмотренной и в США и в ЕС. Поэтому, когда пользователь загружает, сервис полагается на положения закона, исключающие ответственность при определенных обстоятельствах, и не несет финансовые риски (суды, поиск правообладателей etc.) связанные с несоблюдением прав и интересов (в основном выплаты вознаграждения) авторов и правообладателей вообще. Если в ЕС примут директиву и обяжут сервис заключать соглашения, то условия ответственности могут измениться, а в какую сторону – зависит от редакции текста закона.

Можно в какой то степени охарактеризовать принцип работы сервиса как “заявительный”. То есть, чтобы правообладатель получил деньги за использование контента ему нужно “напрягаться” (доказывать свои права, заниматься их учетом, контролировать их использование). Не каждый может это сделать и не каждый в этом разбирается досконально. Тем более, если у правообладателя, с точки зрения переговоров, позиции более или существенно слабее, чем у сервиса. Тем не менее, с другой стороны сервис на свои деньги создал систему, которая уже окупилась и приносит прибыль с точки зрения экономии на финансовых рисках связанных с интеллектуальной собственностью.

Принятие директивы может заставить сервис пересмотреть действующую систему взаимодействия с правообладателями: либо изменить эту систему, либо свернуть часть деятельности, если не всю, на определенной территории. Хотя, о сворачивании хотя бы части деятельности речь вряд ли будет идти. Реклама может просто подорожать.

Если вернуться к ситуации с Despacito, то автор статьи выяснил одну интересную деталь – он поговорил с адвокатом Daddy Yankee, который сказал, что правообладатель небольшой доли в 12,5% не получает роялти с сервиса за некоторые способы использования композиции. Проблема может заключаться в нехватке корректной информации.

С точки зрения сервиса издатели должны сделать акцент на предоставлении корректных данных, чтобы сервис мог выплачивать им деньги. Вот только с точки зрения адвоката Los Cangris проблема заключается совсем не в этом. С его слов, сервис знает у кого получать лицензию на права, потому что сервис обратился к Los Cangris за лицензией на промоушн песни. “Правая рука не знает, что делает левая”?

Что касается нехватки корректной информации, то возможно сервис исходит из простой логики – если правообладатель не “чешется” в отношении использования прав на сервисе, то возможно ему это не “интересно”. А если интересно, то правообладатель, а не сервис, должен привести в порядок информацию и предоставить ее сервису. Здесь, кстати, отчасти затрагивается проблема профессионализма. Права могут быть, а вот косорукость “профессионалов” индустрии (или как иногда говорят “ну девочка ошиблась”) может лишить правообладателя или администратора прав денег.