Италия: ответственность YouTube за контент пользователей

Одна итальянская компания, владелец прав на телевизионный контент (несколько латиноамериканских телевизионных новелл) на территории Италии, нашла эти теленовеллы на популярном видеохостинге YouTube. Разумеется, правообладатель уведомил платформу о незаконно размещенном контенте и нарушении прав. Ситуация стандартная и обычная. YouTube понес ответственность за слишком медленную реакцию на требования правообладателей.

YouTube позволяет своим пользователям загружать контент на платформу. За нарушение интеллектуальных прав платформа не несет ответственности при соблюдении определенных условий закона на двух уровнях – уровне ЕС и уровне национального законодательства. Так вот, в этом случае ответственность платформы наступила за несвоевременность реакции на требование правообладателя. Дело в том, что правообладатель отправил платформе формальное требование об удалении контента и платформа отреагировала на это требование через несколько месяцев.

Правообладателю это не понравилось и он подал в суд на платформу и выиграл. Суд Турина отметил, что хотя платформа и не несет прямой ответственности за загрузку своими пользователями видео контента, тем не менее, не предприняла своевременных и эффективных мер по удалению такого контента по требованию правообладателя. И как следствие “необоснованного продолжения нарушения” правообладатель понес убытки, которые суд оценил в размере четверти миллиона евро.

Согласно законодательству Италии, платформа не несет ответственности за нелегально размещенный пользователями контент, только если не знает о том, что размещение контента пользователем нарушает права и интересы владельца прав и если, узнав о таком факте, незамедлительно удаляет такой контент или делает его публично недоступным. Иными словами, провайдер сервиса – платформа видео хостинга – чтобы не нести ответственность за нарушение прав третьими лицами обязана выполнять нейтральную роль, то есть не выбирать, не готовить и не обрабатывать материал своих пользователей.

Стоить отметить, что суд первой инстанции обратил внимание на то, что письменный запрос правообладателя не позволял платформе осуществить точную идентификацию контента, подлежащего удалению, в том числе в уведомлении отсутствовали URL (унифицированный указатель ресурса, проще говоря, интернет адрес) спорных роликов.

Суд также привлек технического специалиста, который подтвердил, что без указания адреса практически невозможно найти на платформе спорное видео с целью его удаления; тем более, что названия теленовелл, по большей части, состоят из общих терминов или прилагательных, то есть не уникальны, поэтому при обычном поиске под удаление могут попасть видео, не подлежащие удалению, иными словами, “при исследовании материалов, подлежащих удалению, отсутствие информации может привести к неверным или ложным результатам”.

Поэтому при требовании удалить спорный контент необходимо указывать URL. И хотя правообладатель предоставил ссылки на спорный контент только когда обратился в суд, суд первой инстанции все равно посчитал, что действия платформы не были удовлетворительными. Платформа ограничила доступ к видео на территории Италии, тем не менее, с других территорий и при использовании VPN пользователи, в том числе на территории Италии, могли спокойно получить доступ к спорному контенту.

Суд посчитал, что спорные видео следовало удалить, а не ограничивать к ним доступ. Более того, платформа не заблокировала аккаунты пользователей, которые и размещали спорный контент, позволяя, таким образом, им продолжать нарушать права, управляя и размещая нелегальный контент через аккаунт. Суд пришел к выводу, что платформа не выполнила требование правообладателя надлежащим образом. Платформа, после получения всей необходимой информации не только не удалила спорный контент, но и не предприняла мер по предотвращению дальнейших нарушений прав истца.

Каким образом компания посчитала ущерб? Сумму определяли на основании итоговой стоимости лицензий на эксплуатацию спорного контента посредством 1) бесплатного ТВ, 2) платного ТВ по эксклюзиву и 3) не эксклюзивного платного ТВ. Стоимость этих лицензий послужила своеобразным стандартом для определения потенциальной лицензии на использование спорного контента в онлайн среде посредством стриминга. Вот только суд посмотрел на определение суммы ущерба с другой стороны.

По мнению суда определять ущерб по аналогии с телевидением не стоит, так как в силу различных технических средств интернет вещание относится к совершенно иному и неоднородному сегменту рынка, нежели к интернет рынку. Поэтому, при определении суммы нанесенного истцу ущерба следует руководствоваться суммой полученных пользователями, загрузивших спорный контент на платформу, доходов от рекламы, предполагая при этом, что платформа получила, по меньшей мере, в два раза больше.