Сообщение публике или публичное исполнение?

В этом деле рассматривались интересные вопросы относительно выплат обществу по коллективному управлению правами роялти за проигрывание фонограмм (не музыкальных произведений) в комнате ожидания частнопрактикующего дантиста. Суд, направивший вопросы европейскому суду, просто спросил, должен ли дантист платить деньги за опосредованное сообщение публике фонограмм через радио. Первый момент в этом деле, на который ОКУП обратил внимание суда – это публика, для которой радио и играет.

Эта публика ждет своей очереди на прием к стоматологу. Чтобы ожидающим пациентам не было скучно, играет радио – хотя бы, чтобы чем-то заполнить вакуум молчания. По мнению ОКУПа-истца, у любого частнопрактикующего дантиста, то есть стоматолога, в среднем, для целей лицензирования, насчитывается значительная публика. Налоговики даже так не считают. Публичная природа сообщения публике не исключается даже тем фактом, что пациенты получают доступ к практике стоматолога, проще говоря, приходят к нему на прием и сидят в комнате ожидания, только по записи и на договорной основе.

ОКУП вместе с французским правительством также полагал, что пользователем фонограммы в этом деле следует считать не пациентов, а самого дантиста. А то, что сообщение фонограмм публике в комнате ожидания осуществляется вне зависимости от воли и желания ожидающих “своей участи”, у которых вообще нет никакого интереса к сообщению этих фонограмм, к делу не относится. То есть один из квалифицирующих признаков публички не имеет значения для ответа на вопрос об основании выплаты вознаграждения.

По мнению европейской комиссии, в этом деле суд только определил публичный аспект сообщения публике, но не саму концепцию сообщения. Согласно директиве 2001/29, концепция сообщения публике охватывает только тех лиц, которые НЕ присутствуют на том месте, откуда берет свое начало передача. А вот передача радиовещания у дантиста имеет место быть перед публикой, которая присутствует на том месте, где передача и начинается. Ситуация могла бы быть иной, если сигнал, сообщенный посредством радио, изначально был бы подан через сеть.

Не менее главным и очень важным моментом в этом деле является тот факт, что право на доведение до всеобщего сведения также не применимо в этом деле, потому что это право применимо только в том случае, когда представители публики получают доступ к фонограммам из того места и в то время, когда сами выберут (вольная интерпретация текста). В данном случае – передача радио программы – здесь нет права на доведение до всеобщего сведения. Здесь следует рассматривать применение другого положения – выплата единовременного справедливого вознаграждения пользователем фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, используемой либо посредством беспроводных средств или посредством сообщения публике.

Концепция сообщения

На основании своей формулировки, концепция сообщения публики может быть разделена на два элемента. Во-первых, должно быть сообщение. Во-вторых, сообщение должно быть публике. Если принять во внимание действующее законодательство, можно предположить, что концепцию сообщения публике следует толковать относительно рассматриваемого дела таким образом, что когда дантист делает так, чтобы радиовещание было слышно (то есть чтобы пациенты могли слышать) пациентам его кабинета посредством радио, то он опосредованно сообщает пациентам фонограммы, использованные в радиовещании.

Причем дантист делает сообщение сам, потому что сам сделал радиовещание слышимым его пациентами, проще говоря, “сам включил рубильник”. А теперь вернемся на секунду к праву на доведения до всеобщего сведения. Оно охватывает все действия по доведению до всеобщего сведения публике, которая НЕ присутствует в том месте, откуда берет свое начало действие по доведению до всеобщего сведения (так называемая “новая аудитория”). Если бы под местом, откуда берет свое начало действие по доведению до всеобщего сведения, также подразумевалось бы место нахождения оборудования, на котором, в конечном счете, и проигрываются фонограммы, то практическое применение права на доведение до всеобщего сведения было бы практически сведено к нулю.

Хотя бы потому, что в большинстве случаев это было бы оборудование в частных домохозяйствах. Только да аудитория исключается из применения права сообщения публике, которая присутствует в месте, откуда берет свое начало это сообщение публике, то есть сообщение публике должно осуществляться новой аудитории. В рассматриваемом деле, место, откуда сообщение берет свое начало, следует считать место, где изначальное исполнение было записано на фонограмму. Наличие сообщения публике не зависит от того, преследует ли пользователь цель извлечения прибыли.