Facebook привлекли к ответственности за нарушение авторских и смежных прав

Впервые в Италии социальную сеть Facebook привлекли к ответственности за нарушение авторских и смежных прав. Компании из медиа империи Сильвио Берлускони порой добиваются поразительных результатов на поприще защиты интеллектуальных прав на контент в цифровой среде. Даже Facebook пришлось отвечать за нарушения интеллектуальных прав правообладателя.

Однажды, кто-то создал на Facebook анонимный аккаунт, где размещал видео, изображения и ссылки на видео ролики, опубликованные на YouTube. Вещательная организация Reti Televisive Italiane SpA (RTI) и певица Valentina Ponzone, пусть будет Валентина, подали в суд на Facebook за создание профайла, где размещались нелегальные видео (то есть без надлежащего разрешения правообладателя), под самими видео публиковались оскорбительные комментарии относительно таланта Валентины.

В аккаунте также публиковались ссылки на видео, размещенные на видео хостинге YouTube. Видео представляли собой отрывки из анимированных телевизионных серий. Разумеется, правообладатель отправлял социальной сети “письма счастья”. Всего было отправлено 5 штук. Только через два года после отправления первого письма спорный аккаунт был удален. Столь “молниеносной” реакции социальной сети на письма счастья правообладателям было недостаточно, и они подали в суд.

Facebook поначалу обыденно отнесся к поданному иску, в котором кстати, правообладатели требовали возмещения убытков в размере семисот пятидесяти тысяч евро (250 тысяч евро Валентине и полмиллиона евро вещательной организации). В иске требовалось привлечь социальную сеть к ответственности за дискредитацию, нарушение авторских прав на изображения, нарушение исключительных прав вещательной организации, и нарушение прав на торговую марку.

Facebook парировал тем, что, во-первых, у итальянского суда нет должной юрисдикции. Во-вторых, не может быть у социальной сети никакой ответственности в силу положений “гавани безопасности”, закрепленных в статье 16 итальянского постановления 70/2003, и социальная сеть не обязана мониторить загружаемый контент в соответствии со статьей 17 того же постановления. Проще говоря, выражаясь любимым выражением IT компаний – “мы всего лишь информационные посредники, с нас ответственность, как с гуся вода”.

Суд первой инстанции придерживается иного мнения. Что касается юрисдикции. Позиция суда заключается в том, что в этом деле применяется статья 5(3) Брюссельской конвенции. Местом, где был нанесен ущерб, должно считаться не место, где был загружен нелегальный контент, а место, где ущерб был понесен, то есть там, где находится потерпевшая сторона или где она осуществляет свою экономическую деятельность. В данном деле таким местом была Италия.

Поэтому, положение условий использования Facebook о юрисдикции не применяются в этом деле, так как это положение относится к разрешению споров, возникающих из договора между платформой и пользователями, а не к искам, возникающим из правонарушений. Поэтому, аргумент социальной сети относительно отсутствия юрисдикции судом был отклонен.

Что касается ответственности. Суд пришел к заключению, что содержимое комментариев носит оскорбительный характер. Ссылки вели на контент, опубликованный без разрешения правообладателя, и делали его доступным новой публике. Поэтому, публикация ссылок также является сообщением публике, на которое необходимо получение разрешения правообладателя, то есть получение лицензии. Следовательно, доведение до всеобщего сведения, при отсутствии специального разрешения от вещательной организации, через третью сторону (YouTube) следует рассматривать как нарушение исключительных прав истца.

Суд отметил, что положения “гавани безопасности” применяются только к пассивным провайдерам. Как только провайдер становится осведомленным – ex post – о нелегальной деятельности, у него возникает обязанность незамедлительно удалить соответствующий указанный контент или блокировать к такому контенту доступ. Согласно позиции суда, чтобы уведомить провайдера не обязательно указывать соответствующие URL (интернет адреса, проще говоря) для каждого случая нарушения.

Первое уведомление от вещательной организации содержало в себе URL страницы, из-за которой был спор. На этой странице любой мог подписаться на уведомления, размещать комментарии и просматривать публикации посредством перехода по ссылкам, или посредством клика на видео. В любом случае, указание URL является технической информацией, которая не соответствует отдельной нелегальной единице контента, доступной на цифровой платформе, а всего лишь представляет собой локализацию и местонахождение нелегального контента, и следовательно, URL, как таковой, не является обязательным элементом локализации нелегальных единиц контента.

Суд решил, что Facebook не проявил должной осмотрительности и не предпринял все необходимые меры, которые обоснованно следовало бы ожидать от провайдера в таком случае (как рассматриваемое дело), чтобы предотвратить незаконное предоставление доступа к нелегальному контенту. Следовательно, Facebook должен нести ответственность за нарушение личных прав Валентины и за нарушение исключительных прав вещательной организации на аудиовизуальный контент. Нарушения торговой марки суд не нашел.

Что касается суммы возмещения убытков, то она оказалась гораздо скромнее – “всего лишь” 30.000 евро. Но важен сам факт привлечения к ответственности платформу, которая строит весь свой бизнес на контенте, размещаемом пользователями. Для вещательной организации решение суда имеет “скромную экономическую ценность”, но было “принципиально важным”. Для самой социальной сети важна не сумма убытков, а последствия принятого судом решения.