Должен ли YouTube нести прямую ответственность за контент пользователя?

Каждый день на YouTube загружается огромное количество видео, причем делают это сами пользователи. Проверку наличия всех прав на загружаемый контент сервис перекладывает на плечи пользователей. Разумеется, большая часть из них никакие права не проверяет, не очищает и вообще редко когда о них думает. Что касается ответственности, то благодаря “Гавани безопасности” сервис ответственность не несет, только если соблюдает определенные требования.

Получается, что сервис может не только извлекать доход от деятельности пользователей, которые загружают и смотрят контент, но еще к тому же получать от каждого пользователя лицензию на использование этого контента. Причем, что самое интересное, лицензия предоставляется персонально YouTube, а не тем лицам, которые “заимствуют” это видео с сервиса для создания, например, репортажей или сюжетов, хотя большинство искренне уверено, что если ролик на YouTube, то его могут “юзать” все. Кстати, по принципу YouTube работают некоторые российские сервисы. Российский закон более лоялен – информационный посредник может нести только прямую ответственность.

После небольшого лирического отступления обратим внимание на малюсенькую деталь – осуществление прав, а именно онлайн прав на контент. На сервис контент загружает пользователь. А осуществляет онлайн права кто? Сервис, или пользователь, которому сервис предоставил техническую возможность? De facto предоставление доступа к контенту и сообщение его пользователю (читай зрителю) делает сервис, а не пользователь, загрузивший этот контент, вне зависимости от того, как квалифицируется сервис (информационный посредник, сервис провайдер или еще какой провайдер) и в какой роли он выступает (посредник или дистрибьютор).

Вопрос в другом – должен ли сервис нести ответственность, когда пользователь загружает контент без разрешения правообладателя, а сервис “вещает” этот контент на всю аудиторию? Один продюсер решил получить на него ответ и подал в 2009 году в суд на сервис. Дело было в Германии. Продюсер заключил эксклюзивный контракт с Сарой Брайтман (Sarah Brightman) в соответствии с которым только он обладал правом на коммерческое использование определенных записей ее исполнения. Эти записи попали на сервис YouTube в 2008 году. Продюсер потребовал их удалить. Их удалили.

Но спустя короткое время они появились вновь. Продюсера такая ситуация совсем не устроила и подал в суд на сервис за нелегальное доведение до всеобщего сведения посредством платформы ответчика видео роликов, содержавших музыкальные произведения из репертуара Сары Брайтман. Истец требовал также возмещение ущерба и раскрытие данных пользователя, выгрузившего видео. Суд первой инстанции отчасти согласился с позицией истца, но только в отношении блокировки трех песен, остальные претензии, включая возмещение убытков, были отклонены. Ни истца, ни ответчика это не устроило и оба пошли в апелляцию.

В 2015 году суд также только частично согласился с истцом (к трем песням добавил еще четыре), но аргумент, что сервис должен нести прямую ответственность за “вещание” нелегального контента, отклонил. Апелляция также удовлетворила требование истца раскрыть данные пользователей, выгрузивших видео под псевдонимом. В возмещении убытков и других требований было отказано. Согласно апелляции YouTube не нарушал никаких прав истца.

Дело дошло до верховного суда. Суд приостановил рассмотрение дела и решил обратиться в европейский суд для разъяснения некоторых вопросов. Вопросы эти очень важные не только для YouTube, но и для любого другого аналогичного сервиса, даже социальных сетей. Итак:

Осуществляет ли оператор онлайн видео платформы, на которой пользователи доводят охраняемые законом произведения до всеобщего сведения без согласия правообладателя, сообщение публике, если:

  • платформа извлекает доход от показа рекламы, загрузка видео на сервис осуществляется автоматически без контроля или проверки со стороны платформы до того, как контент становится доступным публике;
  • платформа получает (в соответствии с условиями пользования сервисом) неисключительную и безвозмездную лицензию на весь мир на загружаемый контент, срок действия которой составляет период времени, в течение которого видео является доступным публике;
  • платформа обращает внимание пользователей в условиях пользования сервисом и в процессе загрузки контента на сервис, что загрузка нелегального контента (читай при отсутствии надлежащего разрешения или полномочия правообладателя) запрещается;
  • платформа предоставляет в распоряжение правообладателей инструментарий удаления нелегальных видео;
  • платформа сортирует видео в категории, ранжирует их, и рекомендует зарегистрированным пользователям к просмотру другие релевантные видео ролики исходя из ранее просмотренных видео.

При этом следует учитывать, что у платформы нет фактической осведомленности о противоправной деятельности или противоправном характере информации или если платформа осведомлена, то незамедлительно предпринимает все необходимые действия по блокированию доступа к информации (читай нелегальному контенту).