Финский суд об авторском праве на компьютерную графику

Группа специалистов по компьютерной графике (намеренно не будем их называть аниматорами или техническими специалистами) подала в суд на продюсеров фильма Железное Небо (Iron Sky). Истцы настаивали, что являются соавторами аудиовизуального произведения, на основании которого без их разрешения были сделаны сиквелы.

Позиция истцов была проста. Они работали над компьютерной графикой. Трехмерное моделирование и создание космических кораблей, а также куча других деталей для сцен фильма требовали “независимого и творческого выбора”, а значит, созданные специалистами шедевры компьютерной графики являются не чем иным, как “оригинальными произведениями”, которые сыграли значительную роль в фильме. Права на такие оригинальные произведения специалисты передали продюсерам только для их использования в фильме Железное Небо.

Значит, чтобы использовать результаты работы специалистов в сиквелах, продюсерам было необходимо получить разрешение от команды, как соавторов аудиовизуального произведения. Разрешения получено не было, а значит, продюсеры нарушили авторские права специалистов на компьютерную графику. Раз есть нарушение, значит можно требовать компенсации. Продюсеры фильма были совершенно противоположного мнения. Они полагали, что “творческий вклад” истцов был недостаточным для того, чтобы рассматривать их как соавторов аудиовизуального произведения.

Продюсеры полагали, что “творческий выбор”, на который истцы претендовали, был сделан другими, а истцы всего лишь реализовывали, внедряли этот творческий выбор, вместо того, чтобы его делать самостоятельно в рамках выполнения своих непосредственных профессиональных обязанностей относительно производства фильма. Проще говоря, позиция продюсера заключалась в том, что истцы работали что называется “на готовеньком”, и ничего “оригинального” не сделали или не придумали. Суд отказал истцам в удовлетворении их требований.

Для начала судом были проанализированы и результаты компьютерной графики, и “величина творческого вклада” истцов. Что касается соавторства на фильм, суд был предельно категоричен – его у истцов нет. Решающим фактором являлась возможность самостоятельного творческого выбора. Аниматоры и технические специалисты оказывали помощь в создании визуальных эффектов, но эту помощь нельзя рассматривать как создание фильма или сопоставлять с работой создателей фильма. Иными словами истцы технически помогали в реализации творческой задумки создателей фильма.

Только лишь наличие необходимых навыков и профессионализм в применении этих навыков не являются достаточными для авторства в произведении при отсутствии независимого творческого выбора или вклада. Поэтому суд и решил, что истцы не являются соавторами фильма. То же самое суд решил и в отношении элементов графики фильма – космических кораблей. И опять же, всему виной “оригинальность”, для которой не являются определяющим фактором технические навыки или количество потраченного времени. Главное – кто является тем самым “вкладчиком” творческого выбора в создании космических кораблей.

Суд не сомневался, что аниматоры и профессионалы по специальным эффектам принимали участие в создании дизайнов кораблей. Но их роль заключалась в оказании помощи при реализации творческого выбора, который делали другие. Правда, не обошлось и без исключений – японского космического корабля. Продюсеры фильма не смогли доказать, что кто угодно, но только не один из истцов, осуществил “творческий вклад” в создание дизайна корабля. Поэтому, авторское право на японский корабль одному из истцов с трудом удалось признать, но не “отстоять”. Суд решил, что права на этот корабль были переданы по договору с продюсером.