Дело Padawan: Решение суда – первый и второй вопросы

Первый вопрос

Следует принять во внимание, что в соответствии со статьей 5(2)(b) директивы 2001/29 государства-участники, решившие ввести в свое национальное законодательство исключение для копирования в личных целях, должны предусмотреть выплату правообладателям “справедливого вознаграждения”. Вначале следует отметить, что ни статья 5(2)(b) ни какое-либо иное положение директивы 2001/29 не указывает на национальное законодательство государства-участника относительно концепции “справедливого вознаграждения”. Концепция “справедливого вознаграждения”, содержащаяся в положении директивы и не содержащая никакого указания на национальные законодательства, должна рассматриваться как автономная концепция права Европейского Союза и интерпретироваться единообразно на территории всего Европейского Союза. Принимая во внимание вышесказанное, ответ на первый вопрос заключается в том, что концепция “справедливого вознаграждения”, в рамках статьи 5(2)(b) директивы 2001/29, является автономной концепцией права Европейского Союза и должно интерпретироваться единообразно во всех государствах-участниках, законодательство которых предусматривает исключение для копирования в личных целях, независимо от предоставленного им права определять, в установленных законодательством ЕС пределах и в особенности указанной директивы, форму, детально предписанный порядок финансирования и сбора, а также предел “справедливого вознаграждения”.

Второй вопрос

Во-первых, относительно критерия понесенного автором ущерба, применяемого при расчете справедливого вознаграждения, из пунктов 35 и 38 декларативной части директивы 2001/29 явствует, что цель справедливого вознаграждения заключается в “адекватной” компенсации авторов за использование их охраняемых законом произведений без соответствующего полномочия с их стороны. Чтобы определить предел этой компенсации, следует брать в расчет, как “оценочный критерий”, “возможный ущерб”, понесенный автором в результате такого действия как воспроизведение, невзирая на предубеждение, что “минимальный” не дает основания для возникновения обязательства выплаты вознаграждения. Таким образом, исключение для копирования в личных целях должно включать в себя систему “компенсации понесенного правообладателем ущерба”.

Из этих положений становиться очевидным, что определение и предел справедливой компенсации взаимосвязаны с ущербом, который несет автор вследствие воспроизведения для личных целей его охраняемого законом произведения без его полномочия. С этой точки зрения справедливая компенсация должна рассматриваться как возмещение понесенного автором ущерба. Из этого следует, что справедливая компенсация обязательно должна рассчитываться на основе критерия ущерба, причиненного авторам охраняемых законом произведений посредством введения исключения для копирования в личных целях. Копирование физическими лицами, действующими как частные лица для личных нужд, должно рассматриваться как действие, наиболее вероятно наносящее ущерб автору копируемого произведения. Из этого следует, что лицо, нанесшее ущерб владельцу исключительного права на воспроизведение, является тем лицом, которое, для своего личного использования, воспроизводит охраняемое законом произведение без получения предварительного полномочия на это у правообладателя. Поэтому, в принципе, это лицо должно возместить ущерб, нанесенный копированием в личных целях, посредством финансирования компенсации, которая должна быть уплачена правообладателю.

Однако, учитывая, что на практике достаточно сложно идентифицировать всех физических лиц, то есть пользователей, и наложить на них обязанность компенсировать нанесенный правообладателям ущерб, а также, учитывая тот факт, что возникающий при каждом отдельном личном использовании, взятом по-отдельности, ущерб может быть минимальным и поэтому основание для обязанности выплаты денежной суммы не возникает, как указано в пункте 35 декларативной части директивы 2001/29, государства-участники могут, по своему усмотрению, установить “налог на копирование для личного пользования” с целью финансирования справедливого вознаграждения, взимаемого не с физических лиц, которых это касается, а с тех, у кого есть оборудование, устройства и носители с функцией цифрового воспроизведения, и кто, в силу закона или факта, делает предметы “налогообложения” доступными физическим лицам, то есть пользователям, или кто предоставляет им, физическим лицам – пользователям, сервис по копированию. В соответствии с этой системой, “налог на копирование в личных целях” должен взиматься с лиц, владеющих “предметом налогообложения”, но не с физических лиц.

Следует также обратить внимание на то, что, во-первых, деятельность лиц, ответственных за финансирование справедливого вознаграждения, а именно заключающаяся в предоставлении физическим лицам доступа к оборудованию, устройствам и носителям с функцией воспроизведения, или в предоставлении им сервиса по копированию, является фактическим необходимым условием для создания личных копий физическими лицами. Во-вторых, ничто не мешает ответственным за выплату компенсации включить сумму “налога” на копирование в личных целях в стоимость, взимаемую за предоставление доступа к оборудованию, устройствам и носителям или в стоимость предоставляемого сервиса по копированию. Таким образом, в конечном счете, бремя “налога” будет нести физическое лицо, осуществляющее покупку. В подобных обстоятельствах, физическое лицо, для которого сделали доступным оборудование, устройство или носитель с функцией воспроизведения, или физическое лицо, являющее выгодоприобретателем сервиса по копированию, фактически должно рассматриваться как лицо, косвенно ответственное за выплату справедливого вознаграждения. Соответственно, поскольку эта система позволяет лицам, ответственным за выплату компенсации, переложить стоимость “налога” на плечи физических лиц и поскольку последние принимают на себя бремя “налога” на копирование в личных целях, эту систему следует рассматривать как совместимую со “справедливым балансом” между интересами авторов и пользователей объектов интеллектуальной собственности, охраняемых законом.

Учитывая все рассмотренные предыдущие соображения, ответ (на немецком) на второй вопрос будет следующим. Статья 5(2)(b) директивы 2001/29 должна быть интерпретирована в том смысле, что “справедливый баланс” между лицами, к которым он относится, подразумевает, что справедливая компенсация должна рассчитываться на основе критерия ущерба, причиненного авторам охраняемых законом произведений посредством введения исключения для копирования в личных целях. Это соответствует требованиям “справедливого баланса” в предоставлении лицам, владеющим оборудованием, устройствами и носителями с функцией цифрового воспроизведения, и которые на этом основании, в силу закона или факта, делают такие оборудование, устройства или носители доступными физическим лицам или предоставляют им сервис по копированию, и являются ответственными за финансирование справедливой компенсации, возможности переложить ответственность финансирования на физических лиц.