Как правообладатель обязан уведомлять интернет онлайн платформу о нарушении его исключительных прав?

Разместил пользователь на онлайн интернет-платформе видео-контент и сделал его публичным. То есть у каждого есть к нему доступ, каждый может посмотреть. Предположим, видео-ролик понравился некоторым пользователям, и они решили его перепостить, ну как минимум, или залить самостоятельно. Вот только у того пользователя, который изначально разместил видео-контент, прав на это не было. Правообладатель об этом узнал. И потребовал уже от платформы его удалить.

Что в первую очередь спросит оператор или владелец платформы? Он “предложит” правообладателю предоставить ссылку на спорный контент. А правообладатель возьми, и скажи – сами ищите. Что в результате будет? Правообладателя могут просто послать, а в качестве обоснования указать на отсутствие достоверной и точной информации о наличии нарушения или нарушений исключительных прав на аудиовизуальный материал. Потому что в противном случае, это будет означать необходимость мониторинга размещаемого пользователями контента со стороны провайдера платформы.

Поэтому, получается, что правообладатель не то, что вынужден, а просто обязан идентифицировать точную локацию контента, нарушающего его права? Вот только суд первой инстанции в Риме решил, что не должен и не обязан. Одна компания-вещатель, RTI – Reti Televisive Italiane (находящаяся в собственности другого вещателя Mediaset) подала в суд на компанию Break Media, которая, в свою очередь, управляет платформой break.com. Вещатель решил возложить всю ответственность за потоковое вещание своих телевизионных программ посредством платформы break.com на управляющую этой платформой компанию. Последняя, в свою очередь, отвергала наличие с ее стороны какого-либо контроля или несения какой-либо редакционной ответственности в отношении интернет-платформы.

Вот только ответчик, Break Media, вначале вообще указывал на то, что истец перепутал юрисдикции, потому что сервера находятся в США, там же, предположительно, и был загружен нарушающий права вещателя контент. Но суд с этим не согласился. Истец имеет право подать в суд там, где было нарушение его прав, причинившее ему вред. В соответствии с применяемым законодательством, этим местом является, в числе прочих, и то, где были причинены убытки, то есть там, где можно получить доступ к нарушающему права контенту. А это Италия, так что с юрисдикцией все в порядке и все соблюдено. Поэтому суд Рима первой инстанции обладает полномочиями рассматривать это дело.

Ну не получилось с юрисдикцией. Тогда ответчик парировал, что в соответствии с директивой об электронной коммерции и соответствующим законодательством Италии, у него нет обязанности мониторить деятельность своих пользователей, а есть только обязанность удалять контент после получения соответствующего уведомления о нелегальности размещенного пользователем контента. А то, что предоставлял вещатель – общие письма с требованием прекратить нарушение и воздержаться от него в дальнейшем, а также с требованием удалить все телевизионные программы, без указания веб-адресов – не является соответствующим уведомлением правообладателя. Проще говоря, вещатель хотел, чтобы платформа сама сидела и искала нелегальный контент вещателя, а платформа отказалась это делать. Что называется – сами работайте!

Но суд и в этом вопросе придерживался своего мнения. С точки зрения суда, break.com – не просто платформа, а современный глобальный бизнес, подпадающий под категорию так называемых агрегаторов, организовывающий различными способами и делающий доступными для пользователей аудиовизуальные произведения из различных источников. Break.com не может быть пассивным провайдером по ряду причин. Во-первых, реклама подбирается по определенному виду пользователей. Во-вторых, загружаемый пользователями контент распределяется по различным категориям, иногда с привлечением команды редакторов. В-третьих, делает возможным просмотр видео, имеющего отношение к отрывку определенной телевизионной программы, просматриваемой пользователем. И это все педантично регулируется условиями и положениями пользования сервисом Break.com. Поэтому, суд решил, что платформа не может быть пассивным провайдером, она может быть только активным контент-провайдером, а значит, положения директивы об электронной коммерции о гавани безопасности не применяются. Но при этом, платформа не обязана осуществлять мониторинг загружаемого пользователями контента.

Интересно другое. Почему вещатель не был обязан искать, собирать и предоставлять ссылки на нелегальный контент. Во-первых, это было бы очень обременительно и тяжело для правообладателей при защите их прав на интеллектуальную собственность. А во-вторых, в соответствии с директивами ЕС и решениями европейского суда, нельзя обязывать интернет сервис-провайдеров осуществлять мониторинг активности пользователей. Да. Но нет и положений, обязывающих или даже предусматривающих необходимость предоставления правообладателями специальных и технически корректных URL-адресов при требовании удаления нелегального материала. Проще говоря, требовать от правообладателя предоставить URL являлось бы ограничением защиты копирайта и отмены соответствующих положений законодательства ЕС о копирайте. Вот так. В России такая логика “убила” бы Вконтакте.