Press "Enter" to skip to content

Исчерпание авторских прав на видео игры?

Суд во Франции решил, что пользователь может перепродавать свою видео игру. Суд первой инстанции опирался в своем решении на две директивы ЕС (об интеллектуальных правах и о программном обеспечении), причем общие положения пользовательского соглашения, исключающие возможность перепродажи, были признаны судом недействительными и не имеющими юридическую силу.

А началось все с того, что организация, защищающая права потребителей подала в суд на компанию-оператора платформы Steam. Это основанная на подписке платформа для распространения видео игр. Организация по правам потребителей обратила внимание на положения пользовательского соглашения платформы, которые, по мнению ее юристов, нарушают положения законодательства Франции, касающиеся недобросовестных положений договоров с потребителями, нарушают общее регулирование о защите данных и положения об интеллектуальной собственности.

Часть положений пользовательского соглашения суд признал недействительными. По мнению суда, слабой стороной по такому соглашению был потребитель. Часть положений соглашения и политики обработки личных данных суд признал вообще недействительными, либо в силу того, что они противоречили закону, либо в силу того, что квалифицировались как недобросовестные. Недобросовестность явилась результатом непрозрачности положений или дисбаланс прав и обязанностей в ущерб потребителю в результате применения таких положений договора.

Изначально соглашение платформы закрепляло за последней все права на контент пользователя. То есть, как делает большинство платформ или социальных сетей, в том числе и российские, то, что загрузил пользователь, может быть использовано платформой в ее коммерческих целях, в том числе создавать что-то новое на основе контента пользователя. Так вот, французский суд постановил, что данные положения соглашения недействительны и у платформы нет права использовать любой контент пользователя, который был загружен на платформу.

То есть, у платформы нет неисключительного права, охватывающего территории всего мира, на использование, воспроизведение, модифицирование, создание производных произведений на основе “оригинала пользователя”, распространение и иное сообщение объекта интеллектуальной собственности, публичное демонстрирование и исполнение контента, созданного и сообщенного публике пользователем платформы, без вознаграждения и на срок действия соответствующего права интеллектуальной собственности. Проще говоря, жадность сгубила оператора. Причем контент пользователя включал в себя даже комментарии и обратную связь, не учитывая при этом модификации, созданные пользователями.

А почему положения договора в части регулирования использования объектов интеллектуальной собственности были признаны судом как недействительные в силу противоречия их закону Франции об интеллектуальной собственности? Все просто. Законодательство об интеллектуальной собственности Франции требует от бенефициара передачи прав на ИС определить, то есть индивидуализировать, те объекты, права на которые передаются. Кроме этого, бенефициар должен ясно очертить объем полномочий, то есть детально изложить в соглашении какие права передаются, принимая во внимание территориальные и временные ограничения. Соглашение платформы этого не предусматривает.

Ну и самое интересное – почему пользователи могут перепродавать видео игры. В соответствии с соглашением платформы, аккаунты пользователей являются личными, не могут быть проданы другим лицам, не могут быть суб-лицензированы и не могут быть переданными другим лицам. Суд посчитал, что это положение не имеет юридической силы. Оператор платформы утверждал, что предоставляет своим пользователям только услуги и не предлагают видео игры для продажи, с юридической точки зрения. Вот только платформа сама себе все испортила.

Суд обратил внимание на то, как платформа себя позиционирует (то, что многим компаниям до сих не понятно, что это такое в буквальном смысле слова). Сама платформа описывает себя как нечто большее, чем “платформа продаж”, и именует себя, ни много ни мало, лидером рынка в дистрибуции видео игр. Поэтому суд и посчитал, что сама платформа публично призналась в том, что продает игры. Когда игра скачивается на компьютер пользователя, создается ее копия в соответствии с обеими директивами. Таким образом, как только игра была скачана пользователем с согласия правообладателя (то есть плафтормы), то он утрачивает контроль над распространением скачанной игры.

Видео игры содержат в себе элементы программного обеспечения и иные виды охраняемых законом произведений. Суд решил, что к видео играм применяется и lex specialis, и lex generalis. У правообладателя есть право на распространение, но, с целью гарантировать свободное передвижение товаров в пределах единого рынка, существует ограничение этого права в виде его исчерпания. По мнению суда, ни одна из двух директив не делает различия между материальным произведением и нематериальным произведением. Поэтому, скачивание видео игры на компьютер пользователя является созданием копии произведения в соответствии с обеими директивами.

Поэтому, в соответствии с решением суда, пользователи могут перепродавать видео игры, а положения пользовательского соглашения, исключающие перепродажу, признаны судом противоречащими и недействительными. Не менее интересен тот факт, что суд квалифицировал предоставление пользователем платформе права на использование объекта интеллектуальной собственности (см. выше) как цессию, но не как предоставление лицензии. Платформу, разумеется, решение суда не устраивает, и она намерена подать апелляцию.

    Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

    error: Content is protected !!