Дело Padawan – Предыстория

Законодательство, действовавшее до рассмотрения дела

Согласно статье 17 сборника законодательства по интеллектуальной собственности (Texto Refundido de la Ley de Propiedad Intelectual; ‘TRLPI’), “автору принадлежат исключительные права на эксплуатацию своих произведений вне зависимости от их формы и, в особенности, право на воспроизведение… которые не могут осуществляться без его согласия, за исключением случаев, указанных в этом законодательстве”. Следующие статьи относительно права на воспроизведение касаются других обладателей исключительных прав. В статье 18 TRLPI содержится определение воспроизведения: “фиксация произведения на носителе, делающим возможным сообщение произведения и создание копии целого произведения или его части”. В соответствии со статьей 5(2)(b) директивы 2001/29, статья 31(1)(2) TRLPI предусматривает воспроизведение опубликованных произведений без согласия их авторов для “личного использования копирующим без ущерба статьям 25 и 99(а) этого законодательства, при условии, что это использование копии не является коллективным или не преследует цели извлечения прибыли”.

В статье 25 TRPLI содержатся подробные правила, регулирующие компенсацию, причитающуюся обладателям исключительных прав, в отношении воспроизведения исключительно для личного использования. Эта компенсация и является “налогом”, она должна быть справедливой и выплачиваться только один раз. “Налог” должен налагаться на производителей и импортеров оборудования и носителей, а также на “оптовиков и ритейлеров, как последующих приобретателей соответствующей продукции” (статья 25(4)(а) TRLPI) и должен собираться обществами по коллективному управлению правами на интеллектуальную собственность (статья 25(7) TRLPI).

Существует специальный порядок одобрения размера суммы компенсации Министерством Культуры совместно с Министерством Индустрии, Туризма и Торговли. Прежде всего, обществам по коллективному управлению правами и промышленным ассоциациям, представляющим интересы основных лиц, ответственных за выплату этой компенсации, предоставляется четыре месяца как для определения видов оборудования, устройств и носителей, с которых выплачивается справедливая компенсация за копирование в личных целях, так и для определения размера выплачиваемой суммы для каждого соответствующего случая. Затем, спустя три месяца после анонсирования достигнутого соглашения, или после истечения четырехмесячного периода в случае отсутствия достигнутого соглашения, Министерство Культуры и Министерство Индустрии, Туризма и Торговли обязаны утвердить список оборудования, устройств и носителей, с которых должен выплачиваться “налог”, и размер суммы “налога” для каждого соответствующего случая (статья 25(6) TRLPI).

В связи с этим закон обязывает учитывать ряд критериев: (а) размер фактически нанесенного ущерба обладателям прав на интеллектуальную собственность в результате воспроизведения для личных целей; (b) степень использования оборудования, устройств и носителей для копирования в личных целях; (c) объем информации в количественном выражении, который могут хранить оборудование, устройства и носители, используемые для копирования в личных целях; (d) качество сделанных копий; (e) доступность, степень применения и эффективность технических мер; (f) как долго может храниться воспроизведенный материал; и (g) сумма компенсации, взимаемая с соответствующих оборудования, устройств и носителей, должна быть экономически пропорциональна их конечной розничной цене (статья 25(6) TRLPI).

С целью применения вышеуказанных положений, Приказом Министерства № 1743/2008 от 18 июня 2008 приводится список оборудования, устройств и носителей с функцией цифрового воспроизведения, с которых надлежит выплачивать компенсацию за копирование в личных целях, а также указывается сумма компенсации, выплачиваемая в отношении каждого продукта каждым ответственным за выплату лицом.

Судебные разбирательства

SGAE – испанское общество по коллективному управлению правами на интеллектуальную собственность. Padawan продавал CD-R, CD-RW, DVD-R и MP3 плееры. SGAE потребовало от Padawan уплаты налога на копирование в личных целях в соответствии со статьей 25 CTLIP за период с 2002 по 2004 гг. Padawan отказался платить на том основании, что применение данного сбора на цифровые носители, не принимая во внимание цель для которой они предназначались (личное копирование или иная профессиональная или коммерческая деятельность), противоречит директиве 2001/29. Решением от 14 июня 2007 года, суд Барселоны полностью удовлетворил иск SGAE и в соответствии с решением Padawan был обязан выплатить 16 759.25 евро вместе с процентами. Padawan с этим решением не согласился и подал апелляцию.

После надлежащих консультаций со сторонами и офисом прокурора о целесообразности обращения за предварительным судебным решением, провинциальный суд Барселоны решил приостановить рассмотрение дела и направить следующие вопросы Европейскому Суду для вынесения предварительного решения:

1. Влечет ли за собой концепция “справедливой компенсации”, закрепленная в статье 5(2)(b) Директивы 2001/29/EC, гармонизацию, независимо от права каждого государства-участника выбирать систему сбора вознаграждений, которую оно считает подходящим для целей реализации права на справедливое вознаграждение владельцев исключительных прав, затронутых принятием исключений и ограничений относительно копирования в личных целях?

2. Вне зависимости от системы, используемой каждым государством-участником, для расчета справедливого вознаграждения, обязана ли эта система гарантировать справедливый баланс между вовлеченными лицами, правообладателями, затронутыми исключениями для копирования в личных целях, кому компенсация причитается, с одной стороны, и лицами, прямо или косвенно ответственными за уплату компенсации, с другой стороны, и определяется ли этот баланс основанием для справедливого вознаграждения, заключающийся (баланс) в том, что ущерб правообладателей, возникающий из копирования в личных целях, нивелируется исключением?

3. В тех случаях, когда государство-участник делает выбор в пользу системы выплат вознаграждений или отчислений с цифровых оборудования, устройств или носителей, в соответствии с целью, преследуемой статьей 5(2)(b) Директивы 2001/29 и контекстом этого положения, обязано ли взимание (справедливого вознаграждения за копирование в личных целях) непременно соответствовать предполагаемому использованию такого оборудования и носителей для копирования, охватываемого исключением для копирования в личных целях, в результате которого взимание вознаграждения было бы обосновано в случаях презумпции использования оборудования, устройств или носителей с функцией цифрового воспроизведения исключительно для копирования в личных целях и ни для чего иного?

4. Если государство-участник принимает систему “налога” на копирование в личных целях, то соответствует ли концепции “справедливого вознаграждения” взимание этого “налога” с предприятий и лиц, занимающихся профессиональной деятельностью, приобретающих оборудование и носители с функцией цифрового воспроизведения для целей, отличных от копирования в личных целях?

5. Может ли принятая государством Испания система применения “налога” на копирование в личных целях, без различия ко всем видам оборудования, устройств и носителей с функцией цифрового воспроизведения, нарушать директиву 2001/29, постольку поскольку отсутствует достаточная взаимосвязь между справедливым вознаграждением и обосновывающим его ограничением права на копирование в личных целях, так как в большей степени это применяется к различным ситуациям, при которых ограничение прав, обосновывающее компенсацию, не существует?

Истец, общество по коллективному управлению правами SGAE, вообще придерживался того мнения, что обращение в Европейский Суд за предварительным решением недопустимо. По его мнению, это очевидно, что компенсация за копирование в личных целях является всего лишь предметом минимальной гармонизации. В директиве 2001/29 не содержится ни методов, в соответствии с которыми должна рассчитываться справедливая компенсация за копирование в личных целях, ни перечня оборудования, устройств и носителей, продажа которых является основанием для возникновения обязательства выплаты справедливой компенсации, ни конкретных обстоятельств, при которых платеж должен взиматься.

Правительство Соединенного Королевства, правительство Франции и ответчик придерживались иного мнения. С их точек зрения, взыскание “налога” с предприятий или лиц, занимающихся профессиональной деятельностью, приобретающих оборудование, устройства и носители с функцией цифрового воспроизведения для целей отличных от копирования для личного использования, противоречит концепции “справедливой компенсации”. Согласно мнению правительства Финляндии, если государства-участники выбрали систему “налога” в отношении оборудования, устройств и носителей с функцией цифрового воспроизведения, то воздерживаться от “налогообложения” в случае их использования исключительно в профессиональных целях будет обоснованным.