Обоснование рекомендаций Антонио Виторино по “налогам на болванки” и по “налогам” на копии, сделанные репрографическим способом: копии, сделанные в рамках лицензионного сервиса

Обычно сервис провайдер приобретает у правообладателя лицензию, охватывающую все соответствующие действия, осуществляемые при пользовании сервисом, включая воспроизведение конечным пользователем защищенного законом контента. Такие лицензионные соглашения также отражают представление и ожидания конечного пользователя.

Лицо, оплачивающее, к примеру, скачивание песни, ожидает, что этот платеж покрывает не только первоначальное скачивание этой песни на его или ее персональный компьютер, но и последующее копирование этой песни на определенное количество его или ее мобильных устройств, как определено правилами пользования сервис-провайдера. Аналогично, лицо, подписывающееся на музыкальный стриминг-сервис, обычно платит не только за онлайн-стриминг на его или ее устройстве/ах, но и за возможность создавать “плей-листы”, которые можно прослушать находясь “офлайн”.

Однако некоторые заинтересованные стороны утверждают, что, например, согласие автора на воспроизведение его или ее произведения для частных целей не имеет никакой юридической силы, даже если оно ясно и недвусмысленно выраженно в лицензионном соглашении. Они утверждают, что даже если согласие правообладателей дано в рамках исключения, оно ничтожно и не имеет юридической силы.

Обоснование того, что создание копии для личных целей никогда не может быть разрешено правообладателем, но возможно только в соответствии с исключением, подготавливает почву для дальнейшего аргумента, что все копии для личного пользования требуют справедливого вознаграждения в форме налогов, вне зависимости от того, были ли они сделаны в рамках лицензионных соглашений или нет. Другие заинтересованные стороны предупреждают, что при таких обстоятельствах налоги уплачивались бы сверх лицензионных платежей, уже оговоренных в соглашении между правообладателем и сервис-провайдером и включающих в себя все соответствующие действия, являющимися частью предоставляемого сервиса.

Более того, они придерживаются мнения, что правообладателей нельзя ограничивать налоговым режимом против их ясно выраженной воли, а, наоборот, вместо этого следует предоставить им свободу выбора оговоренной в договоре формы вознаграждения. Они также убеждены, что копия, сделанная для личных целей с согласия правообладателя, не может обусловить какой-либо “ущерб”, требующий справедливой компенсации в форме налогов.

Также указывалось, что некоторые достигнутые на рынке соглашения могли сознательно исключить акты частного копирования из рамок предоставленной лицензии для онлайн-сервисов, чтобы было основание для требования налога сверх лицензионного платежа.

Следует учитывать, что налоговая система нужна потому, что у правообладателей в офлайн среде нет другой возможности получить компенсацию за сделанные конечными пользователями копии. А вот онлайн среда позволяет гораздо больше способов предоставления защищенного законом контента потребителям, включая те, что позволяют создание копий для личного пользования. Теперь контент может быть отправлен потребителям именно так, как они ожидают получить его.

Лицензионные соглашения отражают эти новые способы распространения контента потребителям и позволяют правообладателям получить адекватное вознаграждение за использование их произведений и другого защищенного законом контента. Использование так называемых “мер технической защиты” позволяет контролировать использование контента  в рамках лицензионных соглашений и предотвращать те действия, за которые правообладатели не получили вознаграждение в виде лицензионных платежей. Они широко используются для поддержки различных бизнес моделей (к примеру, скачивание по сравнению со стримингом) и прямого лицензирования.

Наилучшим вариантом для правообладателей было бы воспользоваться в полной мере возможностями прямого лицензирования в цифровой среде. Лицензионные платежи уже безоговорочно являются наиболее важным источником дохода для правообладателей, великолепно показывают, как действительно используется контент, а также гарантируют вознаграждение правообладателям за осуществленное копирование.

Авторы и исполнители часто передают свои исключительные права на произведение или иной защищенный законом объект интеллектуальной собственности продюсеру или издателю. Некоторые заинтересованные стороны утверждают, что если на такое произведение или такой объект интеллектуальной собственности, охраняемый законом, затем выдается лицензия, к примеру, сервис-провайдеру, авторы и исполнители не получают доли лицензионного платежа, и вынуждены довольствоваться полученным вознаграждением за первоначальную передачу своих прав. Такие авторы и исполнители порой не в выигрыше от отсутствия сильных позиций при переговорах.

Тем не менее, налоги на копирование в личных целях являются не лучшим средством для восстановления баланса в позициях. Императивные нормы авторского права в части заключения договоров и трудового права были бы для авторов и исполнителей лучшей гарантией получения адекватной доли при использовании их произведений и других защищенных законом объектов интеллектуальной собственности. Также, им можно было бы помочь организовать себя лучше, чтобы усилить их позиции при проведении переговоров. Тем не менее, следует уделить особое внимание принципу субсидиарности при рассмотрении данного вопроса на уровне ЕС.

Лицензионные копии не должны инициировать применение налогов. Противоположная точка зрения подготовила бы почву для двойных платежей. Не стоило бы ожидать, что потребители отнеслись бы к этому с пониманием. Уполномоченное – то есть лицензированное – воспроизведение не обусловливает какой-либо “ущерб”, требующий справедливой компенсации.

Прояснить, что копии, сделанные конечным пользователем для личных целей в рамках сервиса, лицензированного правообладателями, не обусловливает ущерба, требующего дополнительного вознаграждения в форме налога на копирование в личных целях.