“Переписывая” классику лучше иногда обращать внимание на права автора

Один новеллист и поэт Pablo Katchadjian, пускай будет Пабло, “переработал” литературное произведение Алеф (El Aleph 1949) одного известного автора Хо́рхе Луи́са Бо́рхеса (Jorge Luis Borges) и опубликовал в 2009 свое “видение” классики небольшим тиражом под названием “Растолстевший Алеф” (The Fattened Aleph), хотя вариантов названия на русском языке может быть несколько.

Чем Пабло, да и не только ему, понравилось произведение Борхеса лучше спросить у самого Пабло, вот только вдове и единственной наследнице Борхеса новое “видение” классики не понравилось. Пабло обвинили в “мошенничестве с интеллектуальной собственностью”. А что он сделал? “Переработал” оригинал?

Большинство изменений оригинала составляют эпитеты и выразительные описания, не меняющие фабулу оригинального произведения, но увеличивающие его в объеме. Благодаря новым изменениям, оригинальный Алеф, состоящий из 4000 слов (считал же кто-то) “набрал” до 9000 слов. Может поэтому вдова подала в суд на Пабло? По ее мнению “если используешь что-то, что тебе не принадлежит, то, меньшее, что ты можешь сделать, это спросить разрешения”.

Вдова Борхеса подала в суд на Пабло в 2011 году, утверждая, что Пабло использовал произведение без соответствующего разрешения. Развязки процесса ждали долго. На день всех влюбленных, 14 февраля, суд назначил слушания. Причем судья считает, что “изменение текста произведения Борхеса очевидны”.

Пабло утверждает, что его произведение это всего лишь литературный эксперимент. Хотя адвокат вдовы заметил, что на обложке книги присутствует только имя Пабло и не указано, что автор оригинала Борхес, а “переработал” произведение сам Пабло. Более того, имя Борхеса не упомянуто в выходных данных книги. Единственное, где имя Борхеса “удостаивается” внимания, так это в коротком послесловии в конце текста. Кстати, в послесловии Пабло признается, что специально хотел стереть грань между его изменениями и оригинальным Алефом, “лучше моменты это те, когда ты не можешь точно знать, кто это написал”.

Сторонники Пабло парировали тем, что широкая известность оригинального литературного произведения Алеф не требует указания имени автора при переработке его произведения, а также тем, что издано было всего несколько сотен копий “нового” Алефа, то есть цели извлечения прибыли никто не преследовал. Только вот фактор извлечения прибыли не влияет на факт нарушения авторских прав.

Пабло уверен, что “переработка” не является плагиатом, потому что при плагиате источники, с которого списывают или “вдохновляются”, не указывают. “Это не шутка, которая кончилась плохо или хорошо. Это книга, которая была написана на основе оригинального текста”. Пабло получил мощную поддержку от других писателей, некоторые из которых настойчиво рекомендовали вдове Борхеса бросить затею с судом, назвав это “несоразмерной реакцией на литературный эксперимент”.

Пабло грозит до шести лет тюрьмы, но адвокат вдовы уверен, что до этого не дойдет. Так как для Пабло это первый раз, то он может получить условный приговор. Даже если это случиться снова, в тюрьму Пабло вряд ли сядет.