Решение Минюста США по ОКУПам ASCAP и BMI – недостатки долевого лицензирования

Сравнение между лицензированием прав публичного исполнения и лицензированием права на синхронизацию демонстрирует проблему, с которой сталкиваются те пользователи музыки, которые полагаются на лицензии ОКУПов. Продюсеры кино или телевизионных программ традиционно заключали отдельные лицензионные соглашения на синхронизацию с каждым совладельцем песни, которую продюсеру нужно было включить в свое телевизионное шоу или кино, как правило, по принципу песня-за-песней.

В отличие от большинства лицензиатов ASCAP и BMI, продюсер может определить песню, прежде чем ее использовать, и он может заменить ее другой, в случае невозможности достичь соглашения на право синхронизации с каждым из собственников прав на песню. В действительности, это обычное дело, когда продюсер не может договориться с каждым собственником прав на песню в отношении лицензии на синхронизацию и вместо этого заменяет ее другой песней.

В противоположность этому, публично исполняемая музыка у пользователей музыки зачастую используется и выбирается другими лицами – например, продюсером, кто включает песню в телевизионное шоу или диск жокей, выбирающий песни для радио (которая может прозвучать в баре или ресторане, которые, в свою очередь, не могут контролировать выбор проигрываемой музыки). Эти пользователи полагаются на бланкетные лицензии, чтобы исполнять музыку без необходимости определять, очистили ли они сначала права на произведение или нет.

В отличие от кино- или телевизионных продюсеров, эти пользователи не имеют возможности заменить песню, если у них нет прав на ее публичное исполнение. В соответствии с режимом долевого лицензирования, при котором бланкетные лицензии их ОКУПов подвергают их риску несения ответственности за нарушение прав, их единственным выходом в данной ситуации было бы просто отключить музыку.

Проблемы, заключающиеся в практике долевого лицензирования ОКУПами ASCAP и BMI, могут усугубляться отсутствием надежного источника данных о владельцах песни к которому пользователи могли бы обратиться с целью определить, обладают ли они правом исполнять песню и у кого они могли бы взять лицензию.

Расследование департамента выявило, что на сегодняшний день не существует такого авторитетного источника информации, даже в отношении существующих произведений, и, более того, указание авторства для новых релизов может быть указано не полностью до тех пор, пока не будет полного релиза песен.

Если пользователи музыки не могут полагаться на бланкетные лицензии ОКУПов ASCAP и BMI чтобы оградить себя от риска нарушения прав, они вероятнее всего будут избегать исполнения песен – включая новые релизы – так как они не уверены, что обладают правом их исполнения. При этом у пользователей музыки нет таких условий, которые бы привели бы к созданию исчерпывающей и надежной базы данных с информацией о принадлежности прав на песню. Если бы такая база данных была создана, то авторы, музыкальные издатели и ОКУПы имели бы обширный доступ к необходимой информации.

Наконец, долевое лицензирование также может препятствовать лицензионному исполнению многих песен, стимулируя совладельцев прав в песнях изымать свои права из управления ОКУПом. У пользователя, получившего лицензию от ASCAP или BMI, не будет тогда возможности проигрывать эти песни до тех пор, пока он не выполнит все требования собственника прав, обеспечивая его при этом существенными рычагами влияния для извлечения крупной прибыли. В результате это в дальнейшем нивелирует преимущества лицензий ASCAP и BMI и создаст дополнительные осложнения для публичного исполнения музыки.