Прелести аккредитации и коллективного управления: НДС, ОКУП и пользователи

А может ли аккредитованное общество по коллективному управлению (ОКУП) в России собирать деньги вслепую, по аккредитации, то есть со всех? Проще говоря, может ли ОКУП собирать с пользователей, скажем по публичке, за всех правообладателей мира по принципу – сначала соберем, а потом распределим? Ведь, главное, для этих же целей и закон новый приняли – “три года для молчунов”, смысл которого заключается в том, что если за три года не получил свои роялти, то можешь о них забыть.

Для начала малюсенькое отступление. Аккредитация позволяет собирать за весь мировой репертуар. То есть пользователь, скажем вещательная организация, заключает соглашение с аккредитованным ОКУПом и не ищет правообладателей музыкальных произведений, в случае РАО, или фонограмм, в случае ВОИСа, не ведет с правообладателями переговоры относительно ставок и особых условий лицензий, а просто платит столько, сколько потребует ОКУП, ну и, конечно, уведомляет ОКУП какие именно музыкальные произведения или фонограммы вещатель использовал. Это в идеальной ситуации для менеджера.

Репертуар аккредитованного ОКУПа можно условно разделить на два вида – а) репертуар, сформированный на основании прямых полномочий, и b) репертуар, сформированный аккредитацией. Репертуар по аккредитации включает в себя и репертуар по прямым полномочиям. Чтобы не запутаться, не стоит сейчас принимать во внимание исключенные из управления объекты интеллектуальной собственности. Для чего это деление и играет ли оно вообще какую-либо роль? Оно, на самом деле очень важно. С какой точки зрения?

К примеру, аккредитованный ОКУП может заключить лицензионное соглашение с пользователем только в отношении репертуара, сформированного на основании прямых полномочий. Запрещает ли это закон? Нет. Аккредитованный ОКУП также может заключить лицензионное соглашение (даже с тем же самым) пользователем, но уже в отношении того репертуара, который сформирован аккредитацией. В чем разница? По большому счету – ни в чем, только если точно знаешь какие музыкальные произведения или фонограммы используешь. А если не знаешь, или не очистил вовремя или надлежащим образом – вали все на аккредитацию.

Также стоит отметить, что аккредитованный ОКУП заключает договоры о передаче полномочий по управлению правами на коллективной основе, как с юридическими лицами, так и с физическими лицами. К чему вся эта, как говорил “великий менеджер” известного отечественного композитора, добившийся закрытия одного успешного ОКУПа, и не добившийся желанных высот в РАО, эта “лирика”?

А вот к чему – к НДС. Как НДС может усложнить жизнь и работу ОКУПа? Если у РАО и ВОИСа нет никаких проблем с НДС, и они заплатили ВСЕ суммы налога, и они действительно управляют правами, то тогда у них не должно быть проблемы с “произведениями-сиротами”. Им (РАО и ВОИС) должны быть известны все правообладатели – физические и юридические лица. Проблемы поиска авторов у РАО быть просто не должно. А почему? А для этого нужно ответить на самый простой вопрос – а платит ли РАО или ВОИС НДС?

Не поверите, но ответ и ДА и НЕТ. Для особо неверующих, кто просто убежден, что это не так, можно предложить простой совет поинтересоваться у нынешнего председателя правления РАО. Он должен знать не только внутреннюю кухню аккредитованного ОКУПа, где он трудится на благо авторов и правообладателей, но и внутреннюю кухню музыкального издательства, где он тоже долго трудился на благо авторов. Он точно должен знать разницу между ОКУПом и музыкальным издателем. Чтобы было совсем понятно, аккредитованный ОКУП при выдаче лицензий, не важно, по аккредитации или по “простой” лицензии должен выставлять пользователю ДВА счета-фактуры – с НДС и без НДС.

Нет, ОКУП конечно может выставить просто один счет-фактуру, только с НДС, а пользователь, к примеру, вещательная организация, просто это оплатит, но если среди лицензированных произведений будут произведения и физических лиц, и юридических лиц, то это будет просто либо “развод” со стороны общества по коллективному управлению правами, либо просто непрофессионализм. А почему? А для ответа на этот вопрос, для начала следует вообще посмотреть более внимательно, что такое ОКУП.

Просто для наглядности. Гипотетически. 100 правообладателей – скажем 50 юридических лиц и 50 физических лиц – решили объединиться для удобства лицензирования своих авторских прав, их репертуар популярен, востребован и звучит в каждом “матюгальнике”. Но каждый из объединившихся правообладателей при этом хочет сохранить свою независимость, пусть в какой-то степени и ограниченную. Для этого разрабатываются и утверждаются как минимум большинством регламенты, правила распределения, предоставляется отчетность и т.д.

Главное, что у каждого из объединившихся правообладателей остаются авторские права. Приходит пользователь и получает лицензию от правообладателей, но через ОКУП – юридическое лицо. Юридическое лицо, если уж совсем утрировать, создается для проводки платежей и бумажной работы, чтобы каждый из правообладателей не делал одну и ту же работу по 100 раз и все правообладатели не делали одной и той же бумажной работы.

Так вот, пользователь получает лицензию у правообладателей. Не ОКУП ему разрешает, а правообладатели. ОКУП является только “посредником”, но посредником авторов и издателей, если в случае РАО. В противном случае РАО было бы издательством, а не ОКУПом. ОКУП только собирает и распределяет собранные роялти или лицензионные вознаграждения, а разрешают только правообладатели. Главное, что и предыдущие редакции договоров РАО, если брать отдельно РАО, и ныне действующая редакция (правда “кривоватенько”, могли бы и лучше) это подтверждают.

Иными словами аккредитованный ОКУП не является тем правообладателем, чьими правами он управляет, как бы РАО не пыталось это закрепить в своем новом договоре. ГК ясно разграничивает правообладателя и общество по коллективному управлению правами. А если аккредитованный ОКУП становится правообладателем, то аккредитацию он держать и получить в дальнейшем по закону не может, потому что аккредитацию может получить только ОКУП. Поэтому ни РАО, ни ВОИС, ни РСП не являются держателями прав на интеллектуальную собственность по действующей редакции ГК. У них только полномочие на управление правами на интеллектуальную собственность, но не сами права на нее.

Если пользователь получает лицензию у физического лица, то НДС надо платить? А кто плательщики? Даже ФНС разъяснила – предприниматели и организации (в том числе и некоммерческие). Значит, физическое лицо НДС не платит, только если автор или исполнитель не зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. Платит НДС только юридическое лицо или предприниматель (ИП). Значит, когда РАО или ВОИС выдают лицензию, не важно, по аккредитации или “простую”, они должны разграничивать юридических лиц от физических лиц для целей налогообложения и взимать НДС только в отношении юридических лиц.

А как все это усложняет аккредитация? Опять же, гипотетически, аккредитованный ОКУП выдает лицензию на авторские права по аккредитации вещательной организации – репертуар то мировой. Пользуйся, сколько хочешь. Та использует музыкальные произведения, зная только их названия, а самих правообладателей не знает. Это ведь задача ОКУПа – знать всех правообладателей и их искать, если надо. Если ОКУП знает их всех – это хорошо. А если не знает? Как НДС взимать? Просто за всех? А если там будут и юридические и физические лица? Значит, налоговая, просто, получит больше НДС? А если недополучит?

Иными словами, если аккредитованный ОКУП рассчитывает пользователю вознаграждение на основании выданной лицензии по аккредитации и не знает заранее всех правообладателей, то он должен выставлять НДС за всех, за тех кого он знает, или вообще не выставлять. Как иногда говорят некоторые сотрудники налоговых инспекций “лучше перебдеть, чем недобдеть”, проще говоря, лучше собрать больше, чем меньше. “Если больше, то разберемся потом”. А если еще к этому прибавить получение лицензионного вознаграждения аккредитованным ОКУПом авансом, применение НДС может еще больше усложниться.

Даже новый принятый закон не устраняет проблему НДС. Даже если правообладатель в течение трех лет не получил вознаграждения, аккредитованный ОКУП все равно должен знать этого правообладателя – взимать НДС или нет – иначе у него будут проблемы с НДС. Поэтому аккредитация хоть и охватывает весь мировой репертуар, но с точки зрения ее практической реализации аккредитованному ОКУПу проще лицензировать те объекты интеллектуальной собственности, будь то музыкальные произведения или фонограммы, собственники или владельцы прав на которые известны. Иначе придется “шаманить” с НДС. А порой это “шаманство с бубном” может и “не прокатить”.