Идея, изначально позаимствованная у природы, не охраняется авторским правом

Виланд (слева) v Фолкенс (справа)

Один художник, Питер Фолкенс (Peter Folkens), при помощи “пера и чернил” изобразил двух дельфинов, бороздящих морские просторы, почти 40 лет назад – в 1979 году. Другой, не менее талантливый, художник, Роберт Виланд (Robert Wyland), также изобразил двух дельфинов, но в цвете. Разумеется, второй художник начал извлекать прибыль с продаж своего творения, и, по подсчетам первого, достаточно хорошую – около 4 млн долларов.

Питер подал в суд на Роберта и других аффилированных с ним ответчиков за нарушение его авторских прав – по мнению Питера, результат творчества Роберта копировал работу Питера. Проще говоря, Питер обвинил Роберта в плагиате. По мнению Питера, дельфины на картине Виланда плывут также как и на его картине, и тем самым нарушают его авторское право. Питер был уверен, что общая часть композиции – два пересекающихся под водой дельфина – охраняется авторским правом и существенная часть композиции Виланда была скопирована с его картины.

На картине Питера (“Два дельфина”) в черно-белом цвете изображены два пересекающихся под водой дельфина – один плывет вертикально, другой плывет горизонтально. Никаких больше объектов на картине не изображено. Питер даже зарегистрировал свое авторское право на эту иллюстрацию под номером VA-31-890. Питер предположил, что Виланд в 2011 году сделал нелегальную копию “Двух дельфинов” и назвал ее “Жизнь в обитаемом море”.

“Жизнь в обитаемом море” Виланда сделана в цвете. На картине изображены три дельфина под водой, два из которых пересекаются друг с другом, различная рыба и аквариумные растения. Питер также предположил, что Виланд с аффилированными лицами создавали другие нелегальные копии своей картины для их использования в интернет-рекламе. Питер также был уверен, что картина ответчиков выставлялась напоказ в различных галереях по всему миру. Питер узнал о “нарушении” его прав в 2011 году, в сентябре 2014 он уведомил об этом ответчиков. После подал в суд.

Окружной суд вынес решение в пользу ответчиков. Суд применил так называемый “внешний тест” значительного сходства, чтобы оценить, нарушает ли произведение ответчиков авторское право Питера. Суд отметил, что защита авторским правом предоставляется только оригинальным произведениям и окружному суду, в первую очередь, было необходимо проанализировать оба произведения, Двух дельфинов и Жизнь в обитаемом море, чтобы определить, какие элементы являются охраноспособными и оригинальными, а какие элементы не подлежат защите авторским правом.

Затем суд, применяя внешний тест, только сравнил охраноспособные элементы двух произведений, чтобы определить, являются ли оба произведения значительно похожими друг на друга, используя при этом внешние, объективные критерии. Окружной суд пришел к выводу, что “основное сходство между двумя картинами – это два дельфина плывущих под водой, один вверх, другой горизонтально.”

Суд решил, что “идея дельфина, плывущего под водой не является охраноспособным элементом”, потому что естественное позиционирование и физиология не являются охраноспособными элементами. Суд отметил, что “пересекающиеся дельфины, присутствующие на обоих произведениях, являются результатом физиологии и поведения дельфинов, так как они социальные животные, они живут и странствуют группами, и по этим причинам, дельфины, как правило, изображаются плавающими вместе”.

Суд также установил, что Питер не указал ни на один элемент своего произведения, который не был бы обыденным явлением или не обусловленным идеей двух плавающих дельфинов. Поэтому окружной суд решил, что ни один здравомыслящий присяжный не смог бы найти значительное сходство между двумя произведениями, потому что единственное сходство между двумя произведениями не является охраноспособным элементом.

Разумеется, Питер подал апелляцию. Суд апелляционной инстанции рассмотрел дело de novo. Апелляция также применила объективный внешний тест значительного сходства, и установила то же самое, что и окружной суд: два пересекающихся дельфина – элемент, впервые найденный в природе, выражающий идею, которую природа уже выразила для всех. Апелляция также рассмотрела вопрос, являются ли два дельфина охраноспособным элементом в соответствии с объективным стандартом внешнего теста для существенного сходства.

В результате, суд пришел к выводу, что изображение двух пересекающихся под водой дельфинов в этом случае это всего лишь идея, впервые найденная в самой природе и поэтому не является охраноспособным элементом. При этом суд отметил, что совокупность неохраноспособных элементов – поза, ориентация (позиция), жестикуляция, структура мышц, выражение лица и фактура – могут получить “слабую” защиту авторским правом в тех ситуациях, когда большое количество частей произведения присутствует в другом произведении. Но только не в этом деле.

Питер утверждал, что идея плывущих под водой дельфинов не охраняется законом, но вот его оригинальное выражение этой идеи – охраняется. Он утверждал, что дельфины, изображенные на его картине, не демонстрируют свое поведение в естественной среде, потому что позиционирование дельфинов, с которых и писалась картина, является результатом указаний профессионального дрессировщика в закрытой среде. Питер отметил, что ответчики не представили доказательств того, что пересекающиеся таким образом дельфины, как изображено на картине, происходит в естественной среде.

Причем стороны не оспаривали тот факт, что у Питера есть имеющее юридическую силу авторское право на его картину. Ответчики утверждали, что спорное позиционирование дельфинов, даже если оно было результатом указаний профессионального дрессировщика, происходит и в естественной среде.

Апелляция применяла только внешний тест – объективное сравнение специфических выразительных элементов, фокусируясь при этом на неоспоримых сходствах между двумя произведениями. Внешний тест рассматривает только охраноспособные элементы произведения. Стороны были согласны с тем, что единственный схожий элемент двух картин это пересекающиеся дельфины. Поэтому ключевым вопросом было – являются ли два пересекающихся дельфина охраноспособным элементом. Питер утверждал, что да, является, ответчики – это происходит и в естественной среде, поэтому авторским правом не охраняется.

Во-первых, факт того, что определенная поза животного, достигнутая в результате указаний дрессировщика, сам по себе не определяет того, может ли та или иная поза быть в естественной среде. Например, дрессировщик может заставить собаку сидеть смирно во время фотосессии или написания картины, но это не означает, что собака не может сидеть в естественной среде и без указаний дрессировщика. В случае с собакой, цель дрессировщика заключалась не в создании новой позы, а в стимулировании собаки сидеть смирно в течение определенного периода времени. Так же и в этом деле – дрессировщик дельфинов заставил одного дельфина плыть горизонтально, а другого вертикально. Ни одна из позиций дельфинов не была новой.

Художник может получить защиту авторским правом, изменяя задний фон, освещение, перспективу, позу животного, позиционирование (жестикуляцию) животного, текстуру, но от этого всего художник получит только ограниченную степень защиты авторским правом. Причем не подлежит сомнению тот факт, что другие аспекты двух картин, помимо двух дельфинов, отличаются друг от друга – “Жизнь в обитаемом море”, написана в цвете, включает в себя третьего дельфина, имеет другое освещение, и включает несколько видов рыб и морских растений.

Поэтому апелляционный суд решил, что изображение двух пересекающихся на глубине моря дельфинов – один в горизонтальной позе, другой в вертикальной позе – является идеей, впервые выраженной в естественной среде, и как таковая является общим наследием человечества. Ни один художник не может использовать авторское право, чтобы запретить другим выражать эту экологическую идею. Тем более, что эта идея не требует напряжения воображения среднестатистического человека, потому что дельфины делают так в естественной среде.

Основополагающий принцип авторского права заключается в защите уникального выражения и стимулирования, таким образом, самого выражения. Оно не наделяет художника, первым изобразившего то, что было запечатлено самой природой, монопольную власть запрещать другим изображать это. У Питера слабая защита авторским правом его выражения идеи двух дельфинов в темной воде, с рябью света на одном дельфине, в черно-белом цвете, но эта защита ограниченная.

Охраноспособные элементы, которые формируют слабую защиту авторского права Питера в “Двух дельфинах”, не являются существенно похожими на пересекающихся дельфинов Виланда в “Жизни в обитаемом море”. Дельфины Виланда в цвете, без ряби света на теле дельфина, и сами дельфины пересекаются под другим углом. Так как оба изображения пересекающихся дельфинов не разделяют значительного сходства, за исключением сходства в неохраноспособных элементах, решение окружного суда было оставлено в силе.