Press "Enter" to skip to content

СИП: без объекта ИС нет и нарушения прав на ИС

Если РАО подает в суд на основании аккредитации, обязано ли оно указывать за какие именно музыкальные произведения оно требует роялти? РАО подало в суд на кинотеатр Вега-Кино за неуплату роялти по синхроничке. Кинотеатр договор заключать отказывался. РАО честно посчитало заявленное количество проданных билетов и выставило “счет”. Кинотеатр проигнорил и РАО подало в суд. У РАО есть аккредитация на синхроничку, как оно ее получило – это совсем другой вопрос. РАО может собирать деньги за всех молчунов и передавших права.

Так вот, суд первой инстанции очень много времени, сил и обоснований посвятил тому, откуда берется информация о количестве проданных билетов, правообладателей. Даже если бы ответчик доказал, что авторы, для которых РАО требовало роялти по синхронизации, были другие, это вряд ли что-либо изменило. Ответчик также видимо полагал, что если он заключил договоры на публичный показ фильмов в кинотеатре, то он автоматически получает права на музыку (музыкальные произведения и фонограммы, интересно, почему ВОИС все время стоит молчуном?).

Видимо, ни юристы РАО (ни разу нигде не давали публичных комментариев относительно этого), ни юристы кинотеатров не знают устоявшийся “обычай делового оборота”, говоря языком российского ГК, – при производстве фильма продюсеры не очищают права на музыку на все виды использования. Это мировая практика, когда синхроничку собирают ОКУПы. Это является частью того, что ни РАО, ни большинство пользователей, просто ненавидят, а некоторые юристы готовы жизнь отдать, лишь бы не признавать – фрагментация прав.

Синхроничка является отдельным видом использования музыки, и продюсерам, так же как и пользователям (кинотеатрам, онлайн сервисам, вещателям) проще договариваться с ОКУПами. Здесь необходимо учитывать также разницу в законодательствах. Фрагментация упрощает реализацию прав на интеллектуальную собственность в международном аспекте. В США, к примеру, продюсер для ТВ будет очищать музыку для аудиовизуального произведения через ОКУП. Он приобретет права на аудиовизуальное произведение, но музыку будет очищать отдельно, хотя бы еще потому, что некоторые пользователи могут менять музыку в фильме, сериале или программе.

Но, возвращаясь к суду, который цитирует положения пленума Верховного суда к месту и не к месту, так же как и суд второй инстанции, в упор не увидел самого главного, о чем чуть позже. Итак, суд первой инстанции удовлетворяет исковые требования РАО. Ответчик идет в апелляцию. Апелляция “не усматривает оснований для отмены, либо изменения решения суда первой инстанции” и практически полностью цитирует решение нижестоящего суда. Что самое интересное, апелляция отождествила аудиовизуальное произведение с музыкальным произведением. Для самых дотошных 13 страница решения 3 абзац сверху.

Итак, апелляция оставляет решение первой инстанции без изменений. Ответчик идет в Суд по интеллектуальным правам. В кассационной жалобе ответчик указывает на малюсенькую, но очень важную деталь, на которую, кстати не обратили внимание предыдущие две инстанции – РАО не предоставило список музыкальных произведений и правообладателей, за которые было взыскано вознаграждение. Поэтому, ответчик просил либо отменить решения нижестоящих судов и отказать в удовлетворении исковых требований, либо направить дело на новое рассмотрение.

Что решил СИП? РАО, на стадии обращения в суд, должно “установить всех авторов музыкальных произведений, входящих в состав аудиовизуальных произведений, в защиту прав которых” оно обратилось в суд. РАО указало лишь одного автора к каждому соответствующему аудиовизуальному произведению, тогда как согласно материалам дела, “в каждом кинофильме используется несколько музыкальных произведений, авторство которых принадлежит разным лицам”. Истец и суд “должны были определить конкретную сумму, причитающуюся автору или группе авторов каждого музыкального произведения, входящего в кинофильм”.

Проще говоря, РАО просто предоставило список фильмов и к каждому указало по одному музыкальному произведению, хотя, как минимум, в отношении некоторых, могло быть более одного музыкального произведения. Необходимо было указать, какие музыкальные произведения были использованы в фильмах, и какие у этих произведений были авторы, то есть, какое право требовало защиты было указано, а на какие объекты указано не было. Аудиовизуальные произведения не являются музыкальными произведениями, хотя первые две инстанции не обратили на это внимание, а апелляция вообще отождествила два разных объекта интеллектуальной собственности.

Логика СИПа в этом решении была проста и понятна – рассчитывать вознаграждение исходя из количества использованных объектов и количества субъектов, имеющих право на вознаграждение. РАО этого не сделало. “Поскольку судебное решение принимается в пользу конкретных правообладателей (то есть суд применяет принцип знай своего бенефициара), которые подлежат указанию как в исковом заявлении, так и в резолютивной части решения суда, взыскание в их пользу денежных средств в размере 3% от валового сбора…. может привести к неосновательному обогащению этих лиц за счет иных авторов, которые не указаны организацией в исковом заявлении и не установлены судами”.

Иными словами, это можно перефразировать в форме вопроса – распределять как будете? Правда, требование суда привлечь к участию в деле лиц, в чьих интересах заявлен иск, кажется довольно странным, но виновато в этом требовании именно РАО. Хотя неизвестно, почему сразу не были указаны все объекты и все субъекты. “Указание композитора в информации о фильме не является ни подтверждением принадлежности спорных авторских прав на музыкальное произведение, ни подтверждением нарушения таких прав ответчиком”.

Comments are closed.

error: Content is protected !!