Публичный комментарий Комитета национальных религиозных вещателей по музыкальному лицензированию относительно действующих правил коллективного управления

Во-первых, ASCAP, BMI и SESAC собрали очень большой каталог музыкальных произведений, правами на которые принадлежат также огромному количеству правообладателей, которые, в свою очередь, должны бы на конкурентном рынке, конкурировать между собой за долю на рынке. Во-вторых, крупным музыкальным издателям позволили объединиться до такой степени, что в результате издательская индустрия чрезмерно концентрирована. Три крупных музыкальных издателя ныне контролируют огромное количество музыкальных произведений.

В-третьих, законодательство об интеллектуальной собственности позволяет лицензировать права по-отдельности. Таким образом, когда программы или рекламные ролики производятся для публичного вещания, продюсеры приобретают права только на воспроизведение и распространение, им не нужно приобретать права на публичное исполнение. В действительности, ОКУПы обычно не предоставляют права на публичное исполнение продюсерам программ, потому что они, как правило, не исполняют это программы публично. Таким образом, честь очистить права на публичное исполнение выпадает тому, кто публично исполняет.

Тем не менее, к сожалению, как только программа произведена, или в процессе производства, лицо, осуществляющее публичное исполнение, не может создать конкуренцию среди возможных поставщиков прав публичного исполнения. Осуществляющее публичное исполнение лицо должно принимать программу в том виде, в каком ее ему передают, и изменить ее не может. Это, в свою очередь, предоставляет лицензиару права публичного исполнения возможность воспользоваться своей властью “удержания” – лицензиар может требовать сумму, сопоставимую с полной стоимостью программы или рекламного ролика, без обязанности руководствоваться тем, какой “вклад” делает его музыка в стоимость такой программы или рекламного ролика.

В-четвертых, ОКУПы обычно предлагают лицензии на весь свой репертуар. Таким образом, они устраняют любую конкуренцию, которая могла бы существовать между их членами, между ОКУПами, между ОКУПами и их членами, или между использованием музыки и иными вопросами, связанными с программами.

В-пятых, эти проблемы усугубляются практической невозможностью идентифицировать потенциальных лицензиаров любого определенного права на публичное исполнение. Хотя ОКУПы предоставляют возможность онлайн поиска в их базах данных, они не обеспечивают эффективные или надежные способы идентификации контента из репертуара каждого ОКУПа.

В результате, для любого лица, имеющего дело с существенным объемом публичных исполнений, такого как радио-вещателя или сервиса по потоковому вещанию, существует острая необходимость приобретать лицензии у всех трех ОКУПов. Разумеется, крупные издатели осознают негативные для конкуренции последствия такого поведения. Даже когда они пытаются лицензировать свои каталоги напрямую, они удерживают информацию о своем контенте.

Крупным издателям позволили объединиться под эгидой правил коллективного управления до степени чрезвычайной концентрации. В силу этой концентрации крупные издатели предлагают каталоги, на которые каждый пользователь обязан получать лицензию, таким образом, они друг друга не заменяют. Поэтому, крупные издатели не конкурируют друг с другом. Крупные издатели пользуются чрезмерной рыночной силой и не собираются отказываться от злоупотребления ею с целью получения завышенных лицензионных платежей. Иными словами, прямое лицензирование является важнейшей альтернативой бланкетным лицензиям ОКУПов в соответствии с действующим порядком коллективного управления, которые защищают пользователей от чрезмерных лицензионных платежей; прямое лицензирование не является заменой действующим порядку.

Существование судебного механизма установления ставок для определения обоснованных ставок вознаграждения является наиболее важной ныне предусмотренной защитой. Не менее важными являются правила, в соответствии с которыми лицензия может быть получена просто по требованию. Таким образом, ОКУП не может осуществлять свою “силу удержания”. Тем не менее, по меньшей мере известно об одном ОКУПе, придерживающимся той позиции, что требование лицензии не может охватывать те исполнения, которые были осуществлены до предъявления требования. Эта позиция является попыткой получить дополнительный рычаг давления на неискушенных пользователей музыки. Нет основания не позволять пользователю требовать лицензию, когда он запускается, и ему необходимы права на публичное исполнение, по меньшей мере, когда он это делает добровольно и не под угрозой подачи иска за нарушение прав.