А есть ли авторское право на CG персонажей?

Есть одна компания в США – Rearden LLC. Основал ее Стив Перлман (Steve Perlman), утверждающий, что он собственник программного обеспечения, называемое MOVA, которое фиксирует выражения лица и на основании этого создает фото-реалистичные компьютерные графические эффекты. С помощью этой технологии Бред Питт “помолодел” в “ Загадочной истории Бенджамина Баттона”. В один прекрасный момент Rearden заявило о краже своей технологии своим бывшим сотрудником, который ушел работать в китайскую компанию.

ФБР провело расследование по факту экономического шпионажа, Rearden стала судиться с китайской компанией и добилась запретительных мер. После этого, компания решила не останавливаться на достигнутом, и стала подавать в суд на тех, кто пользуется заимствованной технологией. Среди пользователей такие компании как Disney, Fox, Paramount. Спор кстати относится к таким фильмам как Стражи Галактики, Мстители: Эра Альтрона, Дэдпул, Ночь в музее: Секрет гробницы.

Спор по поводу использования MOVA затронул киностудии потому, что они пользовались услугами тех компаний, которые, по мнению Rearden не имели права их предоставлять, проще говоря пользовались технологией нелегально. Rearden “не понравилось” то, что киностудии пользуются “ворованной” технологией. Поэтому компания обвинила киностудии в нарушении торговых марок, авторских прав и патента. Разумеется, киностудии сразу же подали ходатайство об отказе в удовлетворении исковых требований.

Во-первых, что касается авторских прав. С позиции студий, ПО охраняется копирайтом, вот только права на результаты, получаемые при использовании этого ПО, не принадлежат правообладателю ПО. Если бы это было так, то Adobe или Microsoft были бы владельцами авторских прав на все произведения, созданные при помощи Photoshop или текстового редактора. Более того, получившиеся результаты, сгенерированные компьютером образы, не являются производными произведениями MOVA. Это результат игры актера.

Человеческий вклад в производство фильма – режиссура и актерское исполнение – является “критичным и необходимым креативным элементом” любого выражения, включенного в конечный файл (так называемый результат использования ПО). В этом деле только человек, который cрежиссировал исполнение роли актером, может быть творцом получившегося результата. Поэтому, по мнению ответчика, Rearden не может быть владельцем авторских прав на какой-либо получившийся контент, содержащийся в выходных файлах.

Rearden тоже не стал ждать с ответом. В 2001 году в США суд рассмотрел одно дело с двумя исследователями, которые использовали современные технологии, чтобы узнать, есть ли в Торе предсказания будущего. Один исследовать, Йоханан Спилберг, загрузил Тору в базу данных и написал код, чтобы получить желаемое. Другой исследователь, Дроснин, приобрел получившееся у первого ПО и использовал его в своих целях. Получившийся результат в виде матрицы Дроснин опубликовал в бестселлере – Код Библии. Спилберг подал в суд на Дроснина за нарушение авторских прав.

В этом деле суд решил, что роль Дроснина в создании матрицы была минимальна. Это не было творческим процессом, какой необходим для использования большинства художественных компьютерных программ, позволяющих конечному пользователю создавать оригинальные произведения в электронном виде. Зачастую пользователям таких программ принадлежит львиная доля творчества в создании изображения на экране. В рассмотренном же деле, пользователь ПО только задал слово или фразу, которое ПО искало в базе данных. Поэтому ПО сделало большую часть работы. Таким образом, вклад Дроснина, составлявший не более одного слова или фразы, не достиг минимального порога оригинальности, следовательно автором он быть, то есть считаться, не может. Он не является автором матрицы.

Rearden считает, что именно созданное компанией ПО делает ту львиную долю работы для создания конечных файлов. Согласно компании, контурная система ПО MOVA фиксирует двухмерные записи камеры как входные данные, затем программа синтезирует их в трехмерные выходные данные, добавляя при этом искусность и артистизм на основе творческого выбора программистов и содержащихся в ПО инструкциях, которое охраняется авторским правом.

Согласно позиции истца, режиссер может быть автором актерского исполнения, когда ставит, оформляет, освещает и снимает на камеру. Вот только когда контурная система MOVA выполняет заданные команды, режиссер не может выбирать угол съемки, потому что камеры заранее зафиксированы в оснастке; нет возможности выбрать костюм или другие различные аксессуары, потому что съемка охватывает только лицо и шею актера; не может быть организации и расположение света и тени, потому что свет также фиксируется в оснастке. Иными словами, творческая роль режиссера ограничена заданными параметрами. Режиссер ограничен художественным выбором, уже сделанным программистом, и результат получается благодаря технологии.

Проще говоря, “автор пишет книгу, печатая каждое слово в документе Word, а художник создает произведение искусства, самостоятельно решая, как он будет распоряжаться каждым пикселем в файле Photoshop”. “Но ни в одном из двух случаев они не задавали ПО исходных данных, которое затем синтезировало эти данные, и получившийся результат отличался от “входных данных” автора или художника. Поэтому конечный результат (при работе с Word) является продуктом усилий пользователя программы, а при работе с MOVA конечный результат является продуктом усилий самой программы. Это тот случай, когда программа делает львиную долю работы, создавая конечный результат”. Поэтому, по мнению Rearden, авторское право на конечный результат принадлежит программисту, но не конечному пользователю или режиссеру.