Press "Enter" to skip to content

Зачем раскрывать доходы от концертов при нарушении авторских прав?

Раскрытие доходов, особенно в России, является нечто сакральным, особенно для артиста. Одно дело раскрыть информацию о том, сколько дисков или треков продано, другое дело, заявить публично, сколько ты зарабатываешь на концертах. Продажи дисков или треков могут повлиять на рейтинги, а вот “опубличивание” доходов может вызвать вполне не однозначную реакцию.

В общем и целом, финансовая сторона публичных выступлений является вопросом щепетильным, но в то же самое время и интересным для многих, в том числе и для налоговой. А когда от артиста могут потребовать раскрыть доходы от публичных выступлений, и с каких публичных выступлений и зачем это вообще делать? Разумеется, в некоторых юрисдикциях добиваться этого бесполезно, ибо суровость требования может компенсироваться его игнорированием без особых последствий.

К примеру, есть такой поп-музыкант Эд Ширан. На него подали в суд с обвинениями в плагиате. Как утверждают представители истцов, Эд Ширан “вдохновился” песней “Let’s get it on” Марвина Гэйя и написал свою “Thinking Out Loud”. Суд еще не установил, был ли плагиат. Поэтому Ширан не видит препятствий в публичном исполнении этой песни. Причем судится Ширан по этой песне с несколькими истцами. В их числе есть одна компания, основанная инвестиционным банкиром.

В конце 90-х эта компания инвестировала в будущие роялти от использования интеллектуальной собственности на музыку и заключила сделку с ребенком одного из со-авторов спорной песни Марвина Гэйя. Сам со-автор умер, поэтому ребенок являлся наследником. Так вот, адвокаты инвестиционной компании рассудили очень просто. Если плагиат есть, значит Ширан должен поделиться с ними доходами от коммерческого использования спорной песни. А пока суд да дело, можно и оценить “косвенный” потенциал от вложений.

Выяснить, какие доходы генерируются продажами цифровых товаров и услуг и на какую долю от них можно претендовать, не составляет особого труда, а вот доходы от концертов – это несколько иной вопрос. Поэтому юрист по продаже структурированных активов потребовал, чтобы ответчик предоставил подробную информацию о доходах с живых выступлений, включая такую информацию, как доходы от продаж сопутствующей продукции, реализуемой на живых выступлениях и, само собой, продажу билетов. Разумеется, адвокаты Ширана были категорически против.

По их мнению, нет причинно-следственной связи между предполагаемым нарушением и доходом от концерта. Адвокат Ширана полагает, что Ширан имеет полное право исполнять спорную песню, даже если присяжные в итоге решат, что плагиат имел место быть. А логика адвоката Ширана основана на том, что каждая из концертных площадок, где выступал Ширан, получала лицензию от общества по коллективному управлению правами (ОКУПа). ОКУП включил эту песню в свой репертуар, значит выступать можно. Логика “железная”.

Сам ОКУП ASCAP представил в суд заявление, что каждая концертная площадка получала лицензию на публичное исполнение Шираном спорной песни. Но судью эта логика не убедила. По мнению судьи, “аргументы ответчиков не имеют под собой основания”. “Не существует права на нарушение. Лицензии ОКУПов ASCAP и BMI не могут предоставить права на нарушение. Ни автор, ни любой лицензиат не имеют права исполнять публично произведение, которое нарушает чьи-то права на интеллектуальную собственность”.

Суд обратил внимание, что в соответствии с правилами коллективного управления, ОКУПы ASCAP и BMI обязаны предоставлять бланкетные лицензии любому, кто потребует. Но в то же самое время, те же правила признают, что у ОКУПов может и не быть всех необходимых полномочий для предоставления 100% лицензии для определенного объекта интеллектуальной собственности, например музыкального произведения. Таким образом, выдаваемые ОКУПом лицензии только охватывают те права, которыми управляют ОКУПы вне зависимости от их юридической силы или полноты, поэтому они могут быть оспорены.

“Бланкетные лицензии ASCAP и BMI предоставляют лицензиатам права авторов на исполнение их песен. Они не предоставляют согласие любого автора на исполнение музыки, которая нарушает права такого автора. Благодаря лицензии от ОКУПа, любое произведение, нарушающее интеллектуальные права, не становиться произведением, которое не нарушает интеллектуальные права.” В итоге, суд частично встал на сторону истцов и Ширан должен раскрыть информацию о доходах и расходах в отношении концертов.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page