Press "Enter" to skip to content

Нарушение авторского права как следствие риска юридического заблуждения.

Как решил суд в Германии, если изображение виртуального предмета создается на компьютере в результате электронных операций, то такое изображение не является произведением в смысле §72 закона об авторском праве, даже если такое изображение было создано способом, аналогичному способу создания фотографии. Это также равносильно тогда, когда графика “работает” как фотография, поскольку она не имеет решающего значения для результата всего процесса создания такого изображения. Решающее значение, скорее всего, имеет только процесс создания изображения машиной.

Проще говоря, где нет творчества и интеллектуальной работы, нет и авторского права. Истец утверждал, что торговая онлайн платформа нарушала его авторские права, генерируя изображение товара. Истец требовал возмещения понесенного ущерба. Разумеется, ответчик (читай Amazon) исковые требования не поддержал.

Опустим все подробности относительно решения вопросов подсудности, наличия у суда полномочия рассматривать дело, и перейдем к самому главному и интересному. Во-первых, суд первой инстанции вообще сразу поставил под сомнение тот факт, что спорные изображения, которые машина делает автоматически, вообще охраняются авторским правом.

Согласно показаниям свидетеля, спорные изображения не являются фотографиями как таковыми, то есть в классическом смысле этого слова. Поэтому, какая может быть для них защита? Между спорными изображениями и классическими фотографиями существуют явные различия как в отношении творческого процесса их создания (у машины креативности нет), так и в отношении получаемого результата. У спорных изображений, тех, что созданы машиной автоматически, нет требуемой оригинальности. И опять, нет оригинальности, даже при наличии творчества, значит, и нет защитой авторским правом. Ибо смысл плодить плагиат?

Правда, истцы сами создали себе проблемы в этом деле. Не представили достаточных доказательств. Один из свидетелей вообще заявил, что спорные изображения это скорее компьютерная графика. Дело в том, что изображения из искового заявления невозможно было идентифицировать, так как они были слишком маленькими. А так как опознать изображения было невозможно, то предполагаемый создатель изображений не мог точно сказать, те ли это изображения, которые он создавал или нет. Изображения были также размыты.

Спорные изображения, вместе с описанием товаров были загружены самими истцами. Процесс загрузки и хранения данных, также как и категоризация товаров, происходит автоматически в соответствии с заданным алгоритмом. Платформа не проверяет загруженные данные.

Тем более, что истцы имели полный контроль над теми данными, которые они загрузили, то есть они могли их удалить. Более того, загружая изображения, истец согласился с условиями использования сервисом, то есть заключил договор, в соответствии с которым платформа получила права на использование изображений.

Не менее интересен тот факт, что, по мнению суда, претензии истцов о нарушении их авторских прав нарушают антимонопольное законодательство. Стремление истцов заключается в том, чтобы обеспечить себе ту избирательную систему продаж, которая выгодна им, и которая ограничивает онлайн продажи через открытые рынки и через систему поиска цен.

Более того, запрет истцов на использование изображений был неопределенным, а значит – недопустимым. Если нет нарушения авторских прав и вины ответчика, то требовать возмещения ущерба, предоставления необходимой информации, так же как и возмещения расходов, недопустимо.

Рассмотрение дела дошло до апелляции. На апелляции свидетель заявил, что сделал фотографию с изображения. Фотограф вплотную приблизился к изображению другого свидетеля и сделал фото. Суд отметил, что оригинальные изображения как раз являются объектами авторского права и подлежат защите. Для их создания, свидетель использовал доступные возможности дизайна с точки зрения перспективы, конкретной цветовой гаммы, а также игру света и отражения на упаковке товара.

Цель оригинальных изображений заключалась в привлечении потребителей и увеличении продаж на ассоциативном, эмоциональном уровне. Эстетическое воздействие этих образов было результатом классической творческой художественной деятельности, а именно самостоятельной (читай оригинальной) реализации абстрактной концепции задуманного.

При создании спорных изображений использовался графический редактор, который практически сам создал и обработал спорное изображение. Работа графического редактора не идет в сравнение с интеллектуальной деятельностью фотографа.

Под изобразительное искусство подпадает все самобытное творчество, созданное средствами представления искусства посредством формообразующей деятельности. Защита такому искусству также может предоставляться при использовании компьютерной графики или анимации, за исключением случаев, когда результат создается только и исключительно машиной, то есть компьютером. Произведение должно быть личным результатом личной, индивидуальной, то есть в первую очередь самого человека, интеллектуальной деятельности.

В отношении спорных изображений, по мнению суда, речь идет скорее о том, что отдельное исполнение световых и теневых эффектов и выбор перспективы посредством сложных графических редакторов – не более чем обычный ручной эффект, распространенный в маркетинге и рекламе.

Того факта, что создание проекта при помощи компьютера не происходит автоматизировано, и может быть связано со значительными человеческими усилиями из-за множества отдельных вариантов выбора и вручную вводимых команд, еще не достаточно для достижения получающимся результатом необходимого порога оригинальности.

Отправной точкой толкования судом § 72 является формулировка нормы, согласно которой в значительной степени делается акцент на процессе творчества, а не на результате этого процесса творчества. Значит, по логике суда, для ответа на вопрос, что следует понимать под “результатами, созданными способами аналогичными фотографии”, сам по себе результат процесса создания, в конечном счете, не может иметь решающего значения.

Во-первых, следует иметь в виду, что компьютерная графика не полностью защищена в рамках авторского права. Она получает защиту авторским правом в первую очередь в предусмотренных §2 закона об авторском праве рамках.

Вот только что касается ответственности самой платформы, то здесь тоже не все так однозначно. Да, демонстрация изображений напротив товара осуществляется автоматически, да и вообще многие действия с изображениями осуществляются автоматически в соответствии с алгоритмом.

Тем не менее, “автоматика” технических процессов не снимает ответственности с владельца или оператора платформы, так как именно он как минимум сознательно выбирал тот самый алгоритм, в соответствии с которым и обрабатываются данные, загружаемые на платформу. То есть, владелец или оператор должен заранее знать, какой выбор будет делать автоматика.

То есть, платформа не может рассчитывать на освобождение от ответственности за нарушение авторских прав, только потому, что технические процессы, включая работу архитектуры сайта (алгоритм, хранение и обработку информации, передачу данных, выполнение технических команд), осуществляются без участия человека со стороны платформы.

Иными словами, даже если платформа не загружает контент, а это делает пользователь, то платформа все равно будет отвечать за нарушение, если при проектировании платформы (архитектуры) не были приняты во внимание требования охраны интеллектуальной собственности.

Только, в отличие от суда округа, апелляция посчитала, что платформа использовала загруженные истцами изображения в нарушение закона. Платформа не может ссылаться на предоставление пользователем прав на суб-лицензирование.

И кстати, заявление о нарушении авторских прав не нарушает антимонопольное законодательство, как полагал районный суд. Скорее всего, истцам в этом деле не понравилось то, что посредством их изображений рекламировались аналогичные товары других продавцов.

Апелляция особо подчеркнула, что тот, кто хочет использовать чужое произведение, должен убедиться в законности своих действий и, при необходимости, получить необходимый профессиональный совет. Такое лицо несет риск юридического заблуждения.

Апелляция также подчеркнула, что вопрос о том, подпадают ли изображения виртуальных предметов, созданные на компьютере в графическом редакторе, под регулирование § 72 закона об авторском праве, то есть могут ли они охраняться авторским правом, до сих пор не решен окончательно.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page