Press "Enter" to skip to content

Пользователь несет ответственность за выбор нужной лицензии

Один владелец ресторана для развлечения посетителей поставил телевизор и показывал по нему “Конференцию Бундезлиги” (“Bundesliga-Konferenz”), то есть всяк туда входящий мог лицезреть спортивные события. Для этого владелец ресторана купил доступ к платному каналу. Оператор платного канала разделяет лицензирование. Проще говоря, у оператора есть направление розничных клиентов (частников) и коммерческое направление (для публички). Частным клиентам оператор не разрешает осуществлять публичные трансляции.

Что сделал владелец ресторана? Он поставил телевизор, купил подписку для себя, а показывал всем посетителям. И получается, “вещание”, если это можно назвать вещанием, он осуществлял по лицензии для личного некоммерческого пользования. Разумеется, оператору это не понравилось. На владельца ресторана подали в суд. Владелец тут же заявил, что вообще не виноват. Дело в том, что сначала он приобрел доступ в интернет. По договору, к доступу в интернет можно было приобрести дополнительную опцию – спортивное ТВ. Он все это оплатил.

Но, по этому договору, особо оговаривалось, что публичный показ, публичный доступ и/или коммерческое использование нарушает условия заключаемого договора, нарушает исключительные права третьих лиц на транслируемый контент, а значит обязан нести ответственность по претензиям третьих лиц. Оператор идеально походит под такое третье лицо. То есть интернет провайдер полностью снял с себя ответственность. Владелец ресторана подписал договор и с надеждой, что никто не узнает, стал “транслировать” футбол для своих посетителей, пока к нему не заявился инспектор оператора.

Нарушение зафиксировали как раз во время футбольного матча. Фиксация нарушения повлекла разбирательства. Владелец ресторана связался с сотрудниками оператора. И вот тут самое интересное. Владелец ресторана пытался уточнить достаточно ли ему приобретенного доступа к каналу, чтобы поставить телевизор в ресторане и смотреть по нему футбол. Оператор не знала всех обстоятельств дела, она думала, речь идет о личном использовании и поэтому сказала заветное “да”. Владелец ресторана обрадовался. Ведь сколько ему удалось сэкономить! Одно дело платить несколько сотен евро в год за подписку, другое дело – несколько тысяч евро в год.

Поэтому, когда к нему начали применять штрафные санкции, владелец ресторана возмутился – почему он должен нести ответственность, если ему прямо было сказано, что приобретенного уже достаточно. Владелец полагал, что не может нести ответственность, если его ввели в заблуждение. Пусть компания отвечает. Виновата во всем сотрудница компании. На это суд сказал, что сотрудница не виновата. Не знала всех обстоятельств. Поэтому действовала без умысла. А вот владелец – он виноват, сам должен был не только думать, но и знать.

Именно владелец ресторана должен был заметить разницу между лицензией для личного некоммерческого использования и для публичного коммерческого использования. Именно владелец ресторана должен был сам озаботиться о приобретении необходимой лицензии. У него должны были возникнуть разумные сомнения относительно приобретенного доступа.

Ну не может публичная коммерческая лицензия продаваться по цене лицензии для личного некоммерческого использования. Ему, к себе самому, как коммерческому пользователю, по отношению к потребителю необходимо предъявить еще более повышенные требования к обязательству аудита (не только бухгалтерского) и к наличию всех необходимых документов. Как говориться, “куда сам смотрел”.

То есть, владелец ресторана виновен в халатности и неосмотрительности, необходимой при ведении дел. Согласно позиции суда, в сфере интеллектуальной собственности обычная обязанность при использовании охраняемого законом произведения заключается в том, чтобы самостоятельно проверить наличие или отсутствие прав на использование произведения желаемым способом и получить уверенность (осведомленность) в этом. То есть, на ответчике лежала обязанность скрупулезно проверить и определить необходимые права для трансляции, определить лицензиара. Ответчик эту обязанность не выполнил.

Что касается суммы возмещения ущерба, то суд исходил из стоимости той лицензии, которую пользователь должен был приобрести. Поэтому сумма почти в 6 тысяч евро показалась суду вполне адекватной. Но вот расходы правообладателя на проверку, то есть на работу инспектора, на всю проделанную работу, связанную с выявлением нелегального вещания, суд возместить отказался, хотя, проведение контрольных мероприятий и может являться подготовкой к процессу.

Вот только в данном случае контролер действовал в превентивных целях, в рамках своих трудовых обязанностей. Связь контроля с предметом спора выяснилась только в последующем. В данном споре судебный процесс отличается от процессов, в которых возмещаются “расходы на детективную деятельность”, то есть на проведение расследования, так как расследование является частью самого судебного процесса, выводы расследования могут быть использованы в качестве доказательств в судебном споре, и были причинами результата процесса.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page