Press "Enter" to skip to content

Привлечение третьей стороны в лицензиях Creative Commons

И опять про коммерческий элемент при использовании “бесплатной” лицензии “Creative Commons”. Если пользователь по лицензии привлечет для использования полученных прав третью сторону, которая будет извлекать доход от исполнения лицензиатом своих прав по лицензии, будет ли это нарушением Creative Commons, и становиться ли такая третья сторона автоматически стороной некоммерческой лицензии Creative Commons?

В одном деле суд пришел к выводу, что подрядчик лицензиата по Creative Commons, копирующий материалы на возмездной основе, не становится сам лицензиатом, и поэтому не может быть связан обязательствами, кои лежат на лицензиате, а значит, не может нарушать интеллектуальные права лицензиара Creative Commons. С позицией окружного суда согласилась и апелляция.

Одна компания, назовем ее подрядчик, предоставляет услуги по копированию материалов по требованию. Подрядчик делает копии материалов и отправляет их в школы и школьные округа. За свои услуги по копированию подрядчик взимает плату. Сделанные копии подрядчик не продает, а отправляет лицензиату. Правообладатель утверждал, а подрядчик это не оспаривал, что подрядчик рекламировал свои услуги по копированию в тех школах и школьных округах, которые являлись пользователями материалов по Creative Commons.

В 2015 правообладатель узнал, что подрядчик осуществляет копирование охраняемых авторским правом материалов в интересах школ. Подрядчик и правообладатель заключили отдельное лицензионное соглашение, по которому правообладатель разрешал подрядчику копирование материалов. Разумеется, не бесплатно. Подрядчик должен был выплачивать правообладателю лицензионное вознаграждение. Параллельно с этим, ну почти параллельно, шло разбирательство правообладателя с другой компанией. Предмет спора был аналогичный.

Так вот, в том споре суд постановил, что нарушения интеллектуальных прав правообладателя не было. А раз  нарушения нет, то основания для требования выплаты лицензионного вознаграждения нет. Узнав об этом, подрядчик расторг соглашение с правообладателем и отказался платить. Правообладателю это не понравилось, и он подал в суд на подрядчика за нарушение авторских прав и нарушение соглашения.

И опять, правообладатель не отрицает, что школы и школьные округа используют охраняемые законом материалы в некоммерческих целях, что разрешено лицензией Creative Commons. Но правообладатель полагает, что подрядчик “осознанно и намеренно нарушал авторские права правообладателя активно предлагая потребителям коммерческое воспроизведение материалов правообладателя, осуществляя воспроизведение и распространение материалов правообладателя с целью извлечения прибыли без надлежащего разрешения правообладателя”.

Правообладатель утверждал, что “некоммерческое” ограничение, предусмотренное лицензией, подразумевает требование для коммерческих операторов, таких как подрядчик, заключение лицензии и выплаты лицензионного вознаграждения правообладателю, если операторы желают использовать или воспроизводить материалы правообладателя для коммерческих целей – то есть “для извлечения собственной прибыли”.

6 декабря 2017 подрядчик, как ответчик, подал ходатайство об отказе в удовлетворении исковых требований, которое было удовлетворено окружным судом без возможности изменения исковых требований. Суд посчитал, что лицензия не запрещает школьным округам привлекать третьих лиц, таких как подрядчик, для создания копий спорных материалов в интересах лицензиата. Истец был недоволен подобным решением и подал апелляцию.

Суд апелляционной инстанции поставил вопрос “ребром” – если лицензиат – школы и школьные округа – осуществляет предоставленные бесплатной лицензией права посредством платных услуг подрядчика, то делает ли это подрядчика лицензиатом по той же бесплатной лицензии? Апелляция полагает, что не делает.

Привлечение лицензиатом третьего лица – сервиса по копированию – для воспроизведения лицензированных материалов, охраняемых авторским правом, исключительно для собственного (лицензиара) пользования, разрешенного лицензией, не превращает такую третью сторону в сторону лицензионного соглашения – лицензиата – на которую возлагаются обязанности, предусмотренные лицензией.

Согласно толкованию лицензионных положений истцом, третья сторона, как привлеченный подрядчик, является “нисходящим получателем”, что означает, что она “автоматически получает предложение от правообладателя на осуществление лицензированных прав”, она принимает это предложение в тот момент, когда работник службы по копированию нажимает кнопку “копировать” на копировальной машине, и, следовательно, она обязана соблюдать положения лицензии.

Только вот апелляция посчитала, что подрядчик не является нисходящим получателем. Привлечение подрядчиком представителей для рекламы доступности копировальных услуг в школьных округах и школах, в которых используются материалы правообладателя, не присваивает подрядчику статуса лицензиата. Деятельность подрядчика остается в пределах действия лицензии школ и школьных округов.

Правообладатель также утверждал, что “волевой” элемент (это когда сотрудники подрядчика делали копии) является определяющим в этом деле. Но суд с этим не согласился. Согласно логике суда, такая позиция ответчика может привести к следующим абсурдным выводам:

1) преподаватель может копировать материалы правообладателя на копировальной машине подрядчика в его офисе или отделении за вознаграждение, но не может передать материал подрядчику, чтобы его сотрудник сделал копию, иными словами, копию преподаватель на оборудовании подрядчика может делать только своими руками;

2) школа может платить ежемесячное вознаграждение поставщику копировальных услуг за нахождение его копировальной машины на месте для целей копирования, но не может платить сотрудникам поставщика за копирование, иными словами, копировальная машина подрядчика может стоять в школе, чтобы на ней делали копии, и школа может это оплачивать, но копии будет делать сама, и невозможно, если та же самая копировальная машина подрядчика будет стоять у него в офисе и те же самые копии будут делать его сотрудники за ежемесячное вознаграждение со стороны школы;

3) школа может разрешить учителям копировать материалы по лицензии на собственном школьном или арендуемым школой копировальном оборудовании, но не может платить учащемуся за создание тех же самых копий.

Поэтому суд апелляционной инстанции посчитал толкование правообладателя не корректным. Сама лицензия не дает возможности провести различие между разрешенными копиями материалов правообладателя, сделанными сотрудниками лицензиата (то есть учителями или иными сотрудниками школы), и теми копиями, сделанными третьей стороной, то есть сотрудниками подрядчика.

В соответствии с лицензией, лицензиат, использующий материал в некоммерческих целях, может нанять третью сторону (подрядчика), включая даже такую сторону, которая осуществляет свою деятельность в коммерческих целях, для оказания помощи в исполнении лицензии по указанию лицензиата и такая третья сторона будет осуществлять права лицензиата.

Таким образом, лицензия распространялась на всех сотрудников школ и школьных округов, а также на сотрудников подрядчика, осуществлявших копирование в интересах лицензиата (то есть школ). Противоположный вывод не позволил бы некоммерческим лицензиатам прибегать к использованию относительно общеупотребительных средств воспроизведения с целью совместного использования, взаимодействия и осуществления своих прав на лицензируемое произведение, и противоречил бы смыслу самой лицензии и делал бы невозможным использование лицензии.

Поэтому, учитывая все вышеприведенные доводы, суд пришел к выводу, что соглашение лицензиата с подрядчиком на реализацию прав лицензиата, вытекающих из лицензии Creative Commons, не накладывает на подрядчика отдельную ответственность. Апелляция не нашла нарушение авторских прав истца и оставила решение окружного суда без изменения.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page