ОКУП SIA AKKA/LAA против радио станции SWH – вопрос установления ставок роялти судом

SIA AKKA/LAA (SIA “Autortiesību un komunicēšanās konsultāciju aģentūra/Latvijas Autoru apvienība”) – некоммерческая организация, основанная в Риге другой некоммерческой организацией, Латвийской Авторской Ассоциацией, в состав членов которой входят различные латвийские авторы. В конце 90-х эта организация, действующая как представитель около 2000 национальных и 2 млн зарубежных авторов музыкальных произведений, заключала лицензионные соглашения с некоторыми вещателями Латвии.

С 1998 по 1999, после истечения срока действия предыдущих лицензионных соглашений, эта организация и определенные вещательные организации Латвии не смогли достичь договоренности об условиях будущих лицензий, в особенности в отношении вознаграждения, выплачиваемое за вещание музыки. В результате некоторые вещательные организации продолжили использование охраняемых законом музыкальных произведений без письменного соглашения, либо без выплаты какого-либо вознаграждения, либо выплачивая ту сумму вознаграждения, какую вещательная организация сочтет справедливой. В 2002 году ОКУП подал в суд на некоторых вещателей Латвии.

В 2002 ОКУП подал в суд на радио станцию, Radio SWH, и потребовал от регионального суда Риги, как первой инстанции, признать, что вещание охраняемых законом музыкальных произведений без действующей письменной лицензии в период с 1 января 1999 года по 31 декабря 2001 года, ответчик – радио станция – нарушил экономические интересы авторов, представляемых ОКУПом. ОКУП также потребовал от ответчика компенсацию за неуполномоченное использование музыкальных произведений. Основываясь на исключительных правах авторов контролировать использование их музыкальных произведений, ОКУП потребовал от суда применить запрет на использование ответчиком произведений до того момента, как будет пописана письменная лицензия между истцом и ответчиком.

Ответчик, в свою очередь, подал встречное исковое заявление. По мнению ответчика, ОКУП злоупотреблял своим доминирующим положением и установил необоснованно высокие ставки роялти, которые в шесть раз превышали ставки, применяемые с 1995 по 1998 гг. Ответчик попросил суд принудить ОКУП заключить лицензионное соглашение со справедливыми ставками роялти. Во время слушаний в первой инстанции ОКУП признал наличие спора по ставкам роялти в драфте лицензионного соглашения, оговоренного обеими сторонами, но при этом отметил, что у суда нет полномочия устанавливать ставки, так как лицензионное соглашение между сторонами заключено не было.

16 января 2003 года суд вынес свое решение. Он установил, что с 1 января 1999 года по 31 декабря 2001 года ответчик нарушил права авторов посредством вещания охраняемых законом музыкальных произведений без надлежащего полномочия, в нарушение законодательства об интеллектуальной собственности. В соответствии с решением ответчик должен был заплатить ОКУПу компенсацию за этот период в размере около 112 тысяч евро, что составляло 1.5% чистого оборота ответчика за этот период. Далее, ОКУП должен был заключить с ответчиком лицензионное соглашение сроком на три года с применяемой ставкой роялти в размере 2% от месячного оборота ответчика.

Наконец, полагаясь на преамбулу договора ВОИС по авторскому праву и статьи 11 и 11bis бернской конвенции, суд первой инстанции отказался применять запретительные меры в отношении ответчика. Полагаясь на свидетельства двух авторов, представляемых ОКУПом, суд заключил, что сами авторы были заинтересованы в том, чтобы ответчик осуществлял публичное вещание их музыкальных произведений. Поэтому прекращение публичного вещания музыкальных произведений нарушило бы исключительные права авторов на воспроизведение, так же как негативно отразилось бы на интересах общества в потребности слушать музыку.

23 октября 2003 года суд апелляционной инстанции заключил, что обе стороны изъявили намерение заключить лицензионное соглашение, что подтверждается драфтом лицензионного соглашения от 7 октября 2003 года, в котором стороны пришли к согласию относительно определенных условий лицензирования, как срок действия договора и определение дохода, с которого должны рассчитываться роялти.

Суд решил, что ОКУП отчасти сам виноват в том, что соглашение не было заключено. Более того, суд признал, что лицензионное соглашение, в соответствии с формулировкой его текста, следует рассматривать как уже заключенное с 7 октября 2003 года. Относительно вопроса о вознаграждении, суд обратил внимание, что ОКУП менял требуемую ставку роялти в убывающей прогрессии – сначала 6%, потом 4%, а затем 3.5%; ответчик же всегда был постоянен – 1.6% от дохода, с которого должны рассчитываться роялти. Суд нашел золотую середину – 2% от дохода.

11 февраля 2004 года, сенат верховного суда постановил, что после истечения срока действия лицензионного соглашения между истцом и ответчиком с 31 декабря 1998 года, de facto договорные отношения между сторонами продолжались во многом благодаря тому, что ОКУП не смог достичь соглашения с ответчиком. Суд также постановил, что стороны не оспаривали права авторов на получение справедливого вознаграждения. Учитывая тот факт, что не было иного ведомства, ответственного за решение по вопросу роялти, сенат верховного суда решил, что в соответствии со статей 11bis бернской конвенции и секцией 5 гражданского закона установление ставок роялти относится к компетенции суда.