Авторское право на татуировку в видеоигре

Когда одна компания решила использовать образы игроков в своей новой игре, она никак не ожидала, что вроде бы ничего не значащее возмущение авторов татуировок игроков перерастет в спор о нарушении авторских прав, и тем более, не рассчитывала на траты, связанные с этим спором.

Началось все с того, что дизайнеры татуировок, которые известные спортсмены – герои игры – себе набили, обвинили разработчика этой игры в нарушении авторских прав на дизайн татуировок. Не сумев прийти к компромиссу, стороны решили судиться. Причем, у истцов есть “железные” аргументы – татуировка является оригинальным произведением и ведь зафиксировано, пускай и на коже человека, что позволяет воспринимать это произведение – тату – другими.

Изначально издатель игры упирал на de minimis и добросовестное использование. Чуть позже он немного изменил тактику – изначально татуировка служила цели самовыражения, а потом стала преследовать цель идентификации. С точки зрения издателя, он имеет полное право демонстрировать игроков так, как они появляются в реальной жизни, то есть вместе с их татуировками, без получения соответствующих лицензий у владельцев прав на дизайн тату. Издатель игры подал ходатайство о вынесении решения в свою пользу.

LeBron James

Что самое интересное, стороны уже не спорят по поводу того, охраняется ли авторским правом татуировка. Вместо этого они сосредоточились на вопросе добросовестного использования и использования de minimis. Позиция издателя заключается в том, что спорные татуировки “редко появляются в игре и демонстрируются только тогда, когда игроки, на которых они нанесены, выбираются пользователем из более 400 других доступных игроков NBA”.

“Даже когда татуировки появляются, они не особо заметны, так как аватары игроков появляются в виде небольших изображений, и таким образом размер появляющихся татуировок еще меньше, чем в реальной жизни. Вследствие этого очень трудно (если вообще возможно) увидеть татуировки, когда игроки появляются в игре”.

Что касается добросовестного использования, то ответчик обратил внимание суда на то, что любой “креативности” должен быть противопоставлен факт копирования спорных татуировок с целью реалистического изображения субъекта реального мира. Что касается потенциальных последствий действий ответчиков на рынок продажи услуг истцом по татуажу, то следует отметить, что “заключенное истцом (с дизайнерами) лицензионное соглашение в прямой форме исключает право на нанесение постоянной татуировки на кожу человека”. Истец прямо признал, что никогда не выдавал кому-либо лицензию на “нанесение татуировки на других людей”.

Согласно позиции ответчика, истец подтвердил, что не получал прав на “публичность” или товарный знак, необходимые для изображения татуировок на товарах потребления. Таким образом, отсутствие необходимых прав не позволяет истцу “коммерциализировать” татуировки.

Ответчик также “предупредил” судью, что если суд будет придерживаться позиции истца, то последний сможет использовать это решение с целью получения вознаграждения с каждой программы, с каждой игры, где появляются игроки со спорными татуировками, за их демонстрацию. “Было бы нелогичным позволять истцу требовать ренту каждый раз, когда игрок, носящий одну из своих татуировок, извлекает выгоду из своего образа, или, что еще хуже, появляется на публике, и поэтому вероятно “публично демонстрирует” татуировки охраняемые авторским правом”.

Судья отказала в удовлетворении ходатайства ответчика. Это означает, что дело будет рассматриваться дальше. Суд установил, что в отношении видеоигры, представленной в деле, невозможно применить оценочный стандарт “обычного наблюдателя”. Аргументы ответчика о de minimis использовании татуировок в игре были отклонены судом, но с возможностью обратиться к ним на более поздней стадии рассмотрения дела, так как необходимо установить больше фактов.

“В то время как ответчик утверждает, что татуировки едва различимы; демонстрировались на короткое время; при демонстрации татуировок была показана лишь только их небольшая часть; иногда татуировки заслонялись другой графикой; татуировки демонстрировались мельком, истец отрицает каждое утверждение ответчика. Вместо этого, истец утверждает, что если пользователь выбирает игрока, или использует широкий спектр функций видеоигры чтобы сфокусироваться, или установить угол камеры, или сделать спорные татуировки более заметными, то “наблюдаемость” спорных татуировок может быть довольно значительной. Поэтому сложно определить, очевидно ли обычному наблюдателю значительное сходство, если то, что он или она наблюдают, меняется в каждой итерации игры.”

Что касается добросовестного использования, то судья не смогла пока его определить из-за недостатка установленных фактов.